Джентльменское соглашение

18/02/11 18:00

На традиционной встрече представителей банковского сообщества и руководства Центробанка России в подмосковном «Бору» были расставлены точки над «I» в целом ряде вопросов, которые в ноябре-январе поднимались на предшествующих «Бору» встречах с руководителями Минфина и ЦБ.

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков РоссииАнатолий Аксаков, Депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков России

Думаю, что нам удалось сделать очередные шаги по сближению позиций участников рынка и тех, кто призван осуществлять его регулирование. Более того, есть несколько конкретных пунктов, по которым достигнуто взаимопонимание.

Начну от меньшего к большему.

Во-первых, мы договорились о создании института жилищно-накопительных сертификатов. Это тот самый механизм, который позволит клиентам банкам сделать шаг к ипотеке. Если говорить совсем просто – ЭТО «МОСТИК» между средним россиянином и точкой его возможного «входа» в ипотеку. Где эта «точка входа» сегодня вполне очевидна. Речь о первоначальном взносе. Ипотеки без первоначального взноса сегодня по сути не существует. Возвращение к «нулевым» вариантам ипотечных ссуд после кризиса едва ли возможна – во всяком случае, в обозримом будущем. В чем же проблема?

А проблема в цене вопроса. То, что 95% россиян не под силу приобрести квартиру за наличные – азбучная истина. Но столь же очевидно, что подавляющему большинству сегодня непосилен ДАЖЕ первоначальный взнос, который, например, в Москве достигает миллиона рублей и более. Иными словами, для среднего россиянина не имеет значения, насколько широка пропасть, отделяющего его от возможности получения жилья: что десять шагов, что сто – все равно не «перепрыгнуть».

Система жилищно-накопительных сертификатов может стать инструментом решения этой задачки, способом аккумулировать сумму, необходимую на первоначальный взнос. Эта система должна быть выгодна и привлекательна не только для клиентов, но и для банков – только тогда она заработает реально. Что же может сделать ее привлекательной для банкиров? Только возможность обрести в ней самый ценный ресурс – «длинные деньги», которые не могут быть отозваны.

В этом вопросе нам удалось достичь взаимопонимания.

Во-вторых, мы пришли к соглашению относительно наделения банков правом отказывать в открытии счета клиентам, вызывающим сомнение, и наделения банков правом в одностороннем порядке прекращать договоры на расчетно-кассовое обслуживание клиентов, чьи финансовые операции вызывают сомнения. О необходимости такого права банкиры говорили практически с того момента, когда вступил в силу 115-й закон. Обязав кредитные учреждения мониторить финансовые операции клиентов, банкам при этом долгое время отказывали в праве разрывать отношения с такими клиентами. Де-факто существовала абсурдная ситуация: банк мог и даже обязан был выявить операции по легализации незаконных доходов, но ОБЯЗАН был обслуживать эти операции. Сегодня можно надеяться, что этому абсурду настает конец.

И, в-третьих, определена точка финиша государственного курса на подъем минимальной планки банковского капитала. Это 300 миллионов рублей. Мы помним, что звучала цифра в 1 миллиард. Поэтому давайте констатируем: точка компромисса выбрана вполне разумная. И, что самое важное, все же посильная большинству малых и средних региональных банков. Конечно, это компромисс. Но компромисс вполне разумный и не вызывающий потрясений на рынке. Уверен, что компромисс-300 подействует на банковский рынок умиротворяющее в самом хорошем смысле слова..

В совокупности эти и ряд других пунктов уточнили контуры будущей стратегии развития российского банкинга до 2015 года. Я надеюсь, что в скором времени она станет окончательно согласованным, прозрачным и публичным документом. Надеюсь также, что она станет своего рода джентльменским соглашением, добровольно принятым на себя обязательством банковского бизнеса и государства. Сегодня в таком соглашении, более того – в согласии – нуждается весь банковский рынок. Степень взаимопонимания рынка и государства – это тоже своего рода ресурс развития, иногда более значимый, чем «длинные деньги» или иные финансовые инструменты. И если степень взаимопонимания достаточно высока, то прочие ресурсы обрести будет намного проще.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER