О наших финансовых проблемах

13/04/12 04:10

Январскую статью Владимира Путина «О наших экономических задачах» без сомнений можно считать программной. Столь же несомненно, что это – изложение президентской экономической стратегии «без купюр» – то есть без учета тех вынужденных компромиссов, на которые власть идет в процессах реального воплощения своих планов.

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков РоссииАнатолий Аксаков, депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков России.

Воздержусь от попытки претендовать на «критику чистого разума» нынешней властной команды. Остановлюсь на том, что считаю одной из самых главных проблем.

Премьер констатирует факт деиндустриализации экономики и излагает видение тех мер, которые предназначены повернуть этот процесс вспять. Видение системное и последовательное, спору нет. Но в этом комплексе мер и в том инструментарии, о котором идет речь, на мой взгляд, существует серьезнейший изъян – фактическое отсутствие финансового капитала – банковского и инвестиционного.

«Нам необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики, найти и привлечь необходимые для нее огромные материальные и кадровые ресурсы», – пишет премьер. Материальные и кадровые, точка. Означает ли это, что премьер не видит в этом процессе места основному ресурсу современной экономики – финансовому? Делает ставку на режим «ручного управления»?

Надеюсь, что нет. Когда-то ускоренная индустриализация и модернизация России (в 30-е годы) была проведена именно на основе исключительно материальных и кадровых ресурсов, но это было – в других условиях, при другом лидере. И – такой социальной ценой, которая не может быть приемлемой.

Уверен, что в России нет сегодня политиков и управляющих высокого ранга, которые поставили бы этот тезис под сомнение и на полном серьезе считали бы Лаврентия Берию эффективным менеджером. Значит – только лишь за счет материальных и кадровых ресурсов модернизация невозможна.

Понимает ли это премьер? Несомненно. Однако знаковым является то, что именно та глава его статьи, которая посвящена финансам, поставлена под вопрос и называется «Где взять капитал?»

 «Главный источник создания новых производств, новых рабочих мест – частные инвестиции», – пишет Владимир Путин и констатирует, что в этой области «ситуация далека от радужной, мы проигрываем странам-конкурентам по инвестиционной привлекательности, мы имеем значительный отток капитала из России».

Однако создается впечатление, что премьер все же сомневается в том, удастся ли России использовать такой ресурс как капитал.

«Крупный частный капитал добровольно не идет в новые отрасли – не хочет нести повышенных рисков, – пишет премьер-министр. – Безусловно, мы будем использовать налоговые и таможенные стимулы, чтобы инвесторы направляли средства в инновационные отрасли. Но это может дать эффект через несколько лет — а может и не дать, если в мире откроются более привлекательные инвестиционные возможности. У капитала ведь нет границ. Готовы ли мы так сильно рисковать будущим России ради чистоты экономической теории?»

Опять вопрос. Но есть ли здесь риски? Вернее – есть ль альтернатива, возможность обойтись исключительно кадровыми и материальными ресурсами?

Едва ли. Особенно с учетом двух факторов: кадровый ресурс в России изрядно девальвирован коррупцией (сам премьер назвал ее «системной»), а материальный – катастрофическим износом основных фондов российской промышленности. У нашей экономики уже нет запаса прочности в виде промышленного капитала. Напротив, она стоит на грани «амортизационного коллапса». И в этой ситуации исключительно привлечение финансового капитала может создать «второе дыхание» для развития.

Безусловно, может и не создать.

Премьер справедливо отмечает, что придется «преодолеть инерцию крупного отечественного капитала, который, прямо скажем, отвык от инновационных проектов, от исследований и опытно-конструкторских работ». Однако тут же пишет: «Мы рассчитываем на активное участие российского капитала в приватизации и дальнейшем развитии высокотехнологичных активов». Все верно. Вопрос лишь в том, что государство должно обеспечить условия такого участия.

И в этом контексте к финансовому рынку в полной мере относится все то, что премьер говорит о промышленности – необходим «толчок от государства», необходимо «обеспечение конкуренции», «необходимо разработать соответствующие налоговые инструменты», необходимо «увеличить размер внутреннего рынка, что сделает его более привлекательным для прямых инвестиций» и повысить привлекательность «делового климата в стране», необходимо «сокращать присутствие крупнейших предприятий и банков с доминирующим участием государства».

В полемике о промышленной политике премьер настаивает, что промышленная политика России нужна. Согласен. Но в свете всего вышесказанного точно так же России необходима и финансовая политика. Причем политика развития, а не сдерживания.

Есть ли таковая у нас – де-юре или хотя бы де-факто? В настоящий момент – нет. Наша денежно-кредитная политика по-прежнему остается политикой сдерживания, ее главная цель – не дать «разогреть рынок», ее главный примат – устойчивость, а не развитие, в ней по-прежнему видны следы страха перед 1990-ми, страха перед инфляцией и бесконтрольностью денежных потоков.

Эта политика не только не способствует планам развития, но и находится в контрфазе с ними. Решение отдельных вопросов и разбор отдельных завалов мало что меняет – в целом российская система экономического управления остается если не враждебной, то, как минимум, недружелюбной по отношению к деньгам – российским ли, иностранным ли. И пока иной финансовой альтернативы Россия не предлагает, капитал в нашей стране будет в худшем случае – утекать, в лучшем – работать на короткой дистанции. А то – явно не вложения в НИОКР и новые технологии. Это – вложения исключительно в экспресс-кредитование и биржевые спекуляции.

Уверен – нам необходимо приступить к формированию новой финансовой политики. Не подчиненной интересам «отечественного товаропроизводителя» (читай – поддерживающей на плаву его зачастую откровенную неконкурентоспособность), не продиктованной страхом перед «стихией рынка», а направленной на долгосрочные цели.

Иной альтернативы попросту нет. Вновь процитирую премьера: «Выигрывает тот, кто полнее других использует новые возможности». А самые эффективные возможности в современном мире создает финансовый капитал.

Другое дело, что именно он, как никакой другой чувствителен к коррупции, к процедурной неопределенности, к неблагоприятному деловому климату. Но у этого качества есть и свой плюс. Финансовый капитал может быть не только ресурсом развития, но и индикатором верности выбранных векторов. Да, это очень требовательный и капризный инструмент. Но все же скрипка дает вам больше возможностей, чем балалайка.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER