С рублем наперевес

18/05/12 03:04

Сегодня на повестке дня стоит вопрос о принципиально новых акцентах финансовой политики вообще и денежно-кредитной в частности.

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков РоссииАнатолий Аксаков, депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков России.

Властям следует менять отношение к национальной валюте и стимулировать увеличение наличной рублевой массы в странах, имеющих большой товарооборот с Россией.

Я уже писал: российская власть напоминает мне буриданова осла, который, скорее, сдохнет, чем сумеет выбрать, чего же он все-таки больше хочет — поесть или попить? Я имею в виду то странное целеполагание, которое определяет суть финансовой политики страны: стабильность и развитие. Между тем, как показывает практика, и подсказывает здравый смысл, одно зачастую противоречит другому.

Основными красными нитями финансовой политики в последние десять лет было желание избавиться от долгового бремени, собрать некую массу сбережений и охладить денежный рынок.

Иными словами, ее содержание диктовалось всевозможными страхами — страхом дефолта, страхом иметь недееспособный в социальных обязательствах бюджет и страхом инфляции.

Страхи эти отчасти обоснованны, но сегодня они вступили в явное противоречие с теми целями российского развития, которые либо уже декларированы, либо начали форматироваться в последнее время: новой индустриализацией (модернизацией), созданием международного финансового центра, выводом рубля на позиции региональной резервной валюты и развитием взаимоотношений в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и стран БРИК. Добавьте сюда вступление в ВТО, которое из некой перманентной условности превратилось в реальность. Все это ставит на повестку дня вопрос о принципиально новых акцентах финансовой политики вообще и денежно-кредитной в частности.

Одним из краеугольных камней прежней финансовой политики была борьба с неконтролируемым ростом наличной денежной массы — потенциальным источником раскрутки инфляции. Между тем сегодня ситуация в отношении отечественной валюты изменилась. И дело даже не в том, что россиянам требуется больше наличных, оборот наличности в стране хоть и медленно, но ползет вниз. Мы видим, что спрос на российский рубль серьезно и неуклонно растет в целом ряде регионов за рубежом, в частности, в Чехии, Турции, ОАЭ, странах ближнего зарубежья. Спрос на валюту почти всегда определяется одним фактором — желанием покупать продукты и услуги этой страны. По сути, это индикатор того, что у национальной валюты возникают предпосылки стать резервной, хотя бы в отдельных регионах. А в преддверии вступления России в ВТО это желание получает еще и определенный дополнительный импульс. И спрос на свою валюту государство должно поддержать.

У нас же по-прежнему доминирует искаженное отношение к рынку наличных денег — мы боимся его теневых и коррупционных составляющих, неконтролируемости, возможности использования в преступных целях (для финансирования терроризма, ухода от налогов и т. п. и т.д.). Этот испуг надо преодолевать.

США активно стимулируют вывоз наличного доллара за рубеж, расплатиться «американцем» можно во многих точках мира, не говоря уже о хранении гражданами многих государств сбережений в американской валюте. Да что там граждане, целые страны держат валютные запасы в долларах. У нас же до сих пор действует остаточная обратная реакция: держать и не пущать, ужимать, сокращать и устанавливать самые разные ограничения. Полагаю, надо изменить стратегию полярно и стимулировать увеличение наличной рублевой массы в странах, имеющих активный товарооборот с Россией. В ином случае идея поднять рубль до уровня хотя бы региональной резервной валюты останется абстракцией.

Знаю, что эта идея, равно как и идея создания мирового финансового центра, некоторым представляется не более чем популистским лозунгом. Однако на самом деле она куда реальнее и осязаемее, чем кажется на первый взгляд. При благоприятных условиях вступление в ВТО дает России неплохой шанс реализовать другую извечную и предопределенную географией идею: стать транспортным коридором Восток—Запад — между европейским и азиатско-тихоокеанским рынками. Новая денежная политика для нового Суэца — почему бы и нет?

Не питаю иллюзий — переход к новым денежным парадигмам будет не единомоментным, трудным и спорным. Но как минимум пора начать моделировать его возможные сценарии.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER