«Надо создать условия для нормальной конкуренции»

22/03/18 18:00

Президент Ассоциации банков России Георгий Лунтовский в интервью РИА Новости рассказал о развитии конструктивного диалога между банковским сообществом и регулятором, участии в разработке законопроектов, регулирующих финансовый рынок, и других аспектах работы ассоциации.

- Добрый день! Как Вы видите на сегодняшний момент роль Ассоциации в век высоких технологий? Какие различия должны быть между ассоциацией нового формата и тем, что было 5-10 лет назад? С какими новыми вызовами столкнется ассоциация в этот период? Определены ли основные направления реформы Ассоциации? В чем они будут заключаться?

- В последние несколько лет банковский сектор столкнулся с существенным ограничением роста: за 5 лет темпы прироста активов заметно снизились - с 18,9% до 7,7%, так же, как и рентабельность капитала - с 18,2% до 10,6%. Банковский бизнес вынужден сокращать издержки, чтобы сохранять прибыльность бизнеса. И в решении данной задачи может очень помочь «цифровизация» - цифровая трансформация бизнеса.

Согласно информации Банка России, 85% кредитных организаций считают эту тему приоритетом 2018 года. Именно поэтому в конце прошлого года у нас в Ассоциации был создан Комитет по финтеху, в фокусе внимания которого находятся вопросы внедрения в жизнь банков новейших технологических решений.

Кроме того, совсем недавно Ассоциация банков России заключила соглашение о сотрудничестве с Ассоциацией ФинТех, в рамках которого мы планируем координировать усилия в подготовке предложений по созданию и изменению законодательства в данной сфере.

- Вы как выходец из Банка России, какую видите роль ЦБ в дальнейшем развитии ассоциации? Как Вы будете выстраивать сотрудничество с регулятором? Либо считаете, что в ассоциации выстроены достаточные связи и усиливать их не стоит?

- На самом деле, это важная тема, особенно в период структурной перестройки банковского надзора в целом, когда он будет осуществляться из Москвы по всей территории России. Поэтому вопрос взаимодействия и диалога выходит на первый план. Я начал с того, что встретился с Председателем Банка России и её заместителями, мы обсудили необходимость и возможности ведения диалога на разных площадках.

В частности, мы договорились о том, что в заседаниях комитетов ассоциации, где есть вопросы, требующие внимания регулятора, будут участвовать представители Банка России, и мы реализовали такую практику. Мы считаем, что сегодня у нас хороший и конструктивный диалог, и мы обеспечиваем обратную связь Банку России. При этом бывают и разногласия, но это нормальное явление.

- Собирается ли Ассоциация сотрудничать с АРБ Гарегина Тосуняна? Обсуждалось ли объединение с этой ассоциацией? Пришли ли к какому-нибудь единому мнению?

- Мы сотрудничаем не только с банками - членами ассоциации. Так, например, на ежегодной встрече с руководством Банка России в пансионате "Бор" присутствовали около 70 банков, не являющихся членами нашей ассоциации.

Что касается вопросов, связанных с объединением, то на уровне аппаратов ассоциаций они не обсуждались. Я не исключаю появления в ближайшее время инициатив в этом направлении, но они должны исходить от банков-участников двух ассоциаций.

- Вы планируете расширить клиентскую базу?

- Да, мы работаем с банками, причем с самым широким их кругом - мы не делаем каких-либо исключений, и к нам вступают новые кредитные организации, но это процесс не быстрый. Мы, как и любая организация, которая существует за счет взносов, заинтересованы в расширении базы. Мы в этом направлении работаем, что-то получается, что-то – нет. Но в целом идет движение в сторону увеличения количества банков. Это зависит от того, как мы организуем работу, от нашей активности и полезности.

- Станет ли ассоциация площадкой для взаимодействия банков и небанковских участников, как, например, у АРБ? Не планирует ли ассоциация расширить круг участников на НПФ и других квазибанковских организаций? В какой временной перспективе это возможно?

- У нас изначально банковская ассоциация, хотя, конечно, есть и участники из других сегментов рынка. Мы стараемся привлекать прежде всего банки и организации, которые формируют инфраструктуру, например, платежные системы.

- Центральной темой прошедшего Уральского форума в Магнитогорске стало обсуждение учета в капитале банков киберрисков. Насколько оправдано данное нововведение? Как вы вообще относитесь к этой инициативе?

- Осторожно относимся, поскольку пока еще не владеем всей информацией о том, как это будет реализовано. Но понятно, что будет дополнительная нагрузка на банки, и этот вопрос требует дополнительного обсуждения.

С Банком России мы ведем диалог, направленный на внедрение в регулирование дифференцированного подхода к оценке данного риска с учетом масштабов деятельности кредитной организации. Уже есть понимание, что не все показатели методики оценки рисков информационной безопасности будут применяться к небольшим банкам.

Регулятор сообщил, что в 2018 году предложит рынку для обсуждения требования к оценке и управлению кибер-рисками как к одному из видов операционного риска. На площадке ассоциации обязательно будет организовано обсуждение этого вопроса.

- Банк России в настоящее время разрабатывает нормативную базу для расчета платежной нагрузки. Вела ли ассоциация диалог с ЦБ по этому вопросу?

- Диалог есть, но есть и опасения, что норма, которую планируется внедрить, станет тормозом кредитования населения. Не секрет, что у нас сложно получить достоверную информацию о доходах. Я думаю, мы и дальше будем обсуждать и работать над этим с Банком России. Не знаю, есть  ли смысл вводить на первом этапе такую норму в качестве обязательного требования. Возможно, стоит реализовать какой-то пилотный проект.

Я со многими банками обсуждал эту тему: она особенно болезненно воспринимается кредитными организациями, активно работающими в ритейле.

Но есть и позитивные моменты. Я думаю, что мы сможем в ближайшее время организовать обсуждение с участием регулятора и банков, чтобы понять, что ждать кредитным организациям в ближайшее время в этом плане. Обеспокоенность возникает в том числе и из-за неопределенности, а когда появится проект документа, многие вопросы отпадут.

- Основной вопрос остается, как определить доход заемщика, у ассоциации есть на этот счет размышления и предложения?

- На наш взгляд, целесообразно вводить обязательный расчет показателя ПДН только после реализации возможности получения кредитными организациями информации о среднемесячном платеже по всем имеющимся кредитам клиента, а также после обеспечения полного доступа банков к актуальной информации об официальных доходах граждан через ПФР и ФНС. В противном случае высоки риски некорректного расчета, могут быть сложности контроля со стороны надзорных органов на фоне неопределенности в части мер при выдаче кредита с превышением ПДН - все это поставит под вопрос эффективность реализации поставленных задач. Поэтому кредитные организации ранее предлагали придать представленной методике расчета ПДН рекомендательный характер, пока не будут приняты необходимые изменения и меры.  

После того, как Банк России представит проект нормативного акта о расчете ПДН, мы продолжим диалог с регулятором с учетом замечаний и рекомендаций банков.  

- Там есть несколько вариантов, например, предоставить доступ всех банков к базам данных  ПФР, ФНС. Причем председатель ЦБ Эльвира Набиуллина несколько раз говорила, что не против этого.

- Это скорее вопрос к правительству, нежели к Банку России. Но это надо делать в любом случае, для оценки заемщика это важная информация. Когда некоторые банки имеют доступ, а другие не имеют, это же ненормально. Надо, чтобы любой банк имел возможность запросить информацию по любому клиенту.

- Как Вы относитесь к идее создания Национальной биометрической платформы?

- Она должна значительно упростить задачу банка по идентификации клиента. Для банков это плюс - появится возможность удаленного открытия счетов.

- ЦБ предложил создать систему передачи финансовых сообщений в пространстве ЕАЭС. Как Вы относитесь к данной инициативе?

- Положительно. Правда, она и у нас не очень активно используется, но такая возможность теоретическая должна быть. Когда создавалась эта система, это был ответ на санкции — на случай, если система SWIFT будет отключена. Поэтому создана такая система, и она работает.

- Есть ли возможности для расширения сотрудничества между центробанками и банками ЕАЭС?

- Чтобы реализовать серьезные проекты, надо думать о гармонизации законодательства и надзора за тем же финансовым сектором. Это большой путь. При наличии политической воли это все можно реализовать.

- А вы говорили на эту тему с банками?

- Да, и российские кредитные организации в целом положительно оценивают развитие сотрудничества с банками ЕАЭС. В частности, они планируют в этом году расширение связей с кредитными организациями из Казахстана, Беларуси, Кыргызстана и Армении.

В то же время банки считают страновые риски государств ЕАЭС все еще достаточно высокими, поэтому с осторожностью подходят к наращиванию объемов работы по этому направлению. Часть опрошенных нами кредитных организаций полагает, что развитию сотрудничества в значительной мере способствовала бы разработка и внедрение в системе единого банковского пространства ЕАЭС некоего инструмента - возможно, государственного или квазигосударственного, позволяющего банкам снизить последствия от страновых и макроэкономических рисков в отношении контрагентов из других-стран участниц Союза.

- Промсвязьбанк выбран в качестве опорного банка для гособоронзаказа и является клиентом ассоциации. Как-то могут измениться отношения между этим банком и ассоциацией после того, как он станет «оборонным»?

- Это такой же коммерческий банк, как и все остальные. Только у него будут специфические задачи по кредитованию оборонного комплекса. Но остается такая же лицензия, как у остальных банков. Мы надеемся, что ничего не изменится.

- Сейчас идет дискуссия о том, что ВТБ и Сбербанк не хотят передавать свои активы.

- Вы прекрасно понимаете, что это источник доходов, в том числе для этих банков. Но, с другой стороны, они не хотят ужесточения санкции в свой адрес.

- Рационально было бы сконцентрировать все оборонные активы в одном банке?

- Пусть это решает правительство, это важный для государства вопрос. Мы стараемся в эти вопросы не вмешиваться.

- Как Вы оцениваете решение Банка России объединить банк Открытие и Бинбанк?

- Наверняка это решение последовало после изучения активов этих банков. Важно понимать, что у этих банков была разная бизнес-модель, поэтому, наверное, определенные сложности при объединении возникнут, но для этого и берется время. Они же на начало следующего года планируют объединение.

Скорее всего, будет расчистка активов, проведена санация, потом уже объединение. Это будет крупный банк, один их крупнейших частных банков со временем, я надеюсь.

- Как вы относитесь к инициативе создания банка плохих долгов? Насколько реализуема эта идея?

- Речь идет о механизме выкупа плохих долгов как части механизма санации. Такая практика используется и сейчас. Необходимо ли для этого создавать специальный банк? Я лично сомневаюсь.

- ЦБ сообщил на прошлой неделе, что хочет ужесточить выдачу необеспеченных потребительских кредитов с 1 мая..

- На самом деле, понятна обеспокоенность Банка России, учитывая, что потребительские кредиты растут более высокими темпами, чем кредиты корпоративным организациям, малому бизнесу.

Но, на наш взгляд, правильно было бы стимулировать кредитование малого и среднего бизнеса. Тем более, что, по нашим оценкам, пока нельзя говорить о формировании "пузыря" на рынке потребительского кредитования. Другое дело, что расчет долговой нагрузки тоже окажет влияние на этот сегмент рынка.

- Разделяете ли мнения некоторых экспертов о том, что в России вырос риск образования «пузырей» на рынке ипотечного кредитования?

- Там тоже меняется принцип кредитования, потому что ипотека быстро развивается, и ожидается, что в этом году еще больше будет прирост этих кредитов.

- Не повторится ли путь американский, как много лет назад?

- Не думаю. Но это зависит от многих факторов – от того, как банки будут оценивать риски кредитования, как регулятор будет контролировать коммерческие банки в части соблюдения нормативных требований. Будем надеяться, что у нас такого, как в США, не случится. 

- Положительно ли то, что банки наращивают портфели за счет ипотечных кредитов?

- Население переходит от сберегательной модели к модели потребления, то есть покупают квартиры в счет кредита. Меняется настроение в целом, то есть свои риски оценивают не только банки, но и клиенты. В целом, тенденция, на мой взгляд, позитивная.

- Вы говорили, что одной из важнейших задач является разработка нормативно-правовой базы. Сейчас обсуждается закон о цифровых финансовых активах. Участвовала ли ассоциация в разработке законопроекта о цифровых финансовых активах?

- Обязательно. Ассоциация отправляла предложения по законопроекту в Министерство финансов.

Вообще, одним из приоритетных направлений деятельности Ассоциации является создание юридической модели безопасного внедрения новейших цифровых технологий в российскую экономику. Мы активно работаем над формированием в России новой «криптосреды». Так, был сформирован Комитет по финтеху, в состав которого вошли представители крупнейших российских банков. Одним из основных направлений работы стало развитие регулирования криптотехнологий в России. В рамках комитета также начала функционировать рабочая группа по криптоактивам - криптовалютам и ICO.

- А банки довольны текущим вариантом законопроекта?

- Они недовольны тем, что эта область никак не отрегулирована. Необходим соответствующий законопроект, и не один. Есть риски ответственности, разные технологии внедряются, например, сейчас говорят о финансовых ботах, которые бы помогали клиентам в принятии финансовых решений. Но кто будет нести ответственность за потерю денег в результате таких решений? Эти и многие другие вопросы надо прописывать в законодательстве. Новые технологии сейчас требуют повышенного внимания, ведь они постоянно развиваются.

- Банки заинтересованы в работе с криптовалютами?

- Банки-то заинтересованы, вопрос в том, заинтересовано ли в этом государство.

- А как Вы думаете?

- Я думаю, что интерес к любым новым технологиям всегда должен быть и у государства, и у банков. Другое дело, насколько далеко мы сможем пойти в этом вопросе. Что касается криптовалют, то здесь точки зрения разделились: Банк России придерживается более жесткой позиции, нежели другие министерств и ведомства.

- В 2014 году Вы назвали криптовалюту денежным суррогатом и отметили, что спешить в этом вопросе не нужно.

- Я говорил, что не нужно запрещать, а надо изучать. Сейчас есть хоть какое-то понимание того, что происходит. Всё-таки за эти годы многое удалось выяснить, многое познать - сейчас совершенно другая ситуация, многие уже в этом бизнесе.

Создана Ассоциация ФинТех, которая занимается этими вопросами. Мы с нею подписали соглашение, и 21 марта у нас будет совместная встреча, где Ассоциация ФинТех расскажет, чем она занимается, и как банки, которые в нее не входят, могут подключиться к ее проектам. Это будет очень полезная встреча для членов нашей ассоциации.

- Расскажите, пожалуйста, о соглашении.

- Это рамочное соглашение о взаимодействии, мы активно с ними работаем в последнее время. Мы, как ассоциация, войти туда не можем, но по каким-то вопросам готовы выступать площадкой для консолидации мнений коммерческих банков. В этом соглашении был заинтересован и Банк России.

- В разработке каких якорных законопроектов в настоящее время участвует Ассоциация «Россия»?

- Ассоциация участвует в разработке всех законопроектов, касающихся регулирования банковской деятельности и финансового рынка, а также принимает участие в их обсуждении на всех профильных площадках. Такое взаимодействие возможно, во-первых, благодаря тому, что Анатолий Аксаков одновременно возглавляет совет ассоциации и комитет Госдумы по финрынку. Во-вторых, у нас достаточно активно работает комитет по банковскому законодательству, где все законопроекты, касающиеся банковского бизнеса, обсуждаются. Мы проводим экспертизу, даем заключения. Это направление работы — одно из основных.

В частности, сейчас мы участвуем в доработке законопроектов о финансовом уполномоченном, о внесении изменений в закон о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации, а также о внесении изменений в закон о долевом строительстве в части банковского сопровождения.

А еще ассоциацией разработаны предложения по изменению законодательства о кредитных историях, в настоящее время осуществляется согласование предлагаемых подходов к регулированию с соответствующими органами власти. Также в ближайшее время мы планируем внести свои предложения об изменениях в законодательство о залоговых счетах.

- Как вы относитесь к инициативе разделить банки на банки с базовой и универсальной лицензиями?

- Возникали предложения разного рода и раньше, например, разделить банки на региональные и федеральные.

Но по сути проблема банков заключается в том, что они недостаточно капитализированы. Поэтому теперь банки либо будут развиваться, то есть переходить с базовой на универсальную лицензию, и для этого они должны увеличить свой капитал, либо примут решение остаться с базовой лицензией, тогда они должны искать свою нишу и работать в ней. Никто не говорит, что такие банки не будут востребованы. Это особенно касается региональных банков – у них своя клиентура, свои связи. Если они эффективны и доходны – почему нет?

На мой взгляд, это веление времени - нужно принимать меры, которые подталкивали ли бы банки к увеличению капитала, так как, повторюсь, наша банковская система недостаточно капитализирована.

- То есть такое разделение фактически помогает развиваться?

- Да, банкам надо думать, как они будут жить дальше, и выбирать соответственно.

Другое дело, что здесь есть достаточно тонкий момент, связанный с репутацией банка. Тут важно, чтобы клиенты понимали, что кредитные организации с базовой лицензией – это те же банки, у них нормальная лицензия, и они выполняют фактически те же функции, за некоторым исключением. А отличие только в масштабе деятельности.

- Подводя итоги нашей беседы, какие Вы сейчас видите основные тенденции на банковском рынке?

- Самая заметная тенденция – огосударствление. После того, как начали санировать три крупных банка, где-то 70% банковских активов на рынке принадлежат банкам с государственным участием. Важно, насколько эффективно Банк России проведет санацию этих банков и как быстро выпустит их на рынок. В итоге все-таки нужно сокращать долю государства в банковском бизнесе.

Второе — сложившаяся ситуация накладывает свой отпечаток и на конкуренцию на банковском рынке. Все же отношение к банкам с госучастием, к банкам, за которыми стоит регулятор, иное по понятным причинам. Поэтому важно сейчас снять существующие ограничения другого рода. Например, обеспечить доступ к госпрограммам, ориентируясь не на капитал, а на финансовую устойчивость, рейтинг коммерческого банка. Надо создать условия для нормальной конкуренции, чтобы частные банки тоже могли развиваться. На мой взгляд, будущее у нас все-таки за такими банками, и надо дать им возможность развиваться, как минимум, не хуже, чем банкам с госучастием. И при первой возможности сокращать долю государства в банковском бизнесе.

- А как вы считаете, доверие граждан не подорвано к банковской системе?

- Многое зависит от того, что происходит при отзыве лицензии банка. Мне кажется, внедрение системы страхования вкладов во многом повлияло на настроения населения в лучшую сторону. С другой стороны, уже было признано и регулятором, и банковским сообществом, что нужно что-то менять, чтобы вернуть доверие к банковской системе – для этого необходимо хотя бы несколько лет стабильной работы без особых потрясений. Ну и необходимо менять риторику при публичном обсуждении проблем банковского сектора.

Одно из важных направлений, которым мы планируем заняться — популяризация деятельности нормальных, добросовестных банков. У нас есть много банков, чью работу мы можем показать. И мы хотим в рамках ассоциации проводить презентацию работы таких банков.

- А не подошло ли время повысить сумму страховых выплат в системе страхования вкладов?

- Все надо делать последовательно. Сейчас обсуждается законопроект по введению страхования для малого и среднего бизнеса, а это тоже нагрузка большая. Думаю, что со временем мы придем к тому, чтобы поднять порог, но пока я бы не торопился.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER