Приватизация банков: плюсы и риски

27/06/11 01:53

Тема конкуренции частного бизнеса и  государственных игроков рынка в последнее врем вновь обострилась, в том числе – в финансовой сфере.

Александр Мурычев, вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации региональных банков России, председатель совета директоров Национального платежного советаАлександр Мурычев, вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации региональных банков России

Бизнес упрекает государство в прессинге на рынке. Однако, как это ни парадоксальной, на идеологическом уровне противостояния нет. Напротив, государство объявило о программе масштабной приватизации госсектора, в том числе – и в банковской сфере.

Однако и тут не стоит мыслить исключительно идеологеммами и впадать в эйфорию от грядущей приватизации. Давайте посмотрим на этот процесс с разных сторон.

Неплохие результаты SPO банка ВТБ заставляются задуматься о том, как может и как должна проходить в предстоящие годы приватизация банков, принадлежащих и близких к государству. В настоящее время внимание фокусируется на нескольких эффектах приватизации: увеличение доходов правительства, диверсификация собственности системообразующих банков с прицелом на их полную приватизацию в будущем, повышение рыночной капитализации. Да, все это верно.

Однако почти ничего не говорят о стратегических целях приватизации и их соотношении с текущими действиями государства. Между тем очевидно, что власти нуждаются в программном подходе, разделяющем стратегические и тактические цели приватизации, учитывающем национальные интересы, а не только текущие потребности бюджета или, как это бывает, запросы топ-менеджеров самих банков. К сожалению, приватизационная лихорадка напоминает беспорядочные действия вокруг узкой группы банков. В этой связи, полагаю, правительству и Центробанку надо определиться со своими интересами в банковском секторе.

Во-первых, кого необходимо приватизировать? Из-за сложной структуры собственности на банки, связанные с государством (все они имеют отношения к разным ведомствам и группам интересов), нет единого понимания, кого и как приватизировать. Правительству и Банку России надо определить критерии отбора приватизируемых банков и условия их продажи. Причем сделать это публично и прозрачно.

Во-вторых, необходимо обеспечить сохранение суверенитета в банковском секторе. Восточная Европа стала ярким примером того, что приватизация ради приватизации непродуктивна. После ухода государства с банковского рынка его место быстро заняли иностранцы. Кто будет новым собственником, если группа ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк и другие будут полностью приватизированы в течение нескольких лет? Пока на этот вопрос явных ответов нет.

В-третьих, проблема межбанковской конкуренции после приватизации станет еще более острой. На протяжении минувшего десятилетия группа банков, близких к государству, показывала высокие темпы роста, следствием чего стало их доминирование в секторе. После приватизации новые акционеры будут ожидать значение показателей прибыли на акцию и капитализации на уровне не ниже рыночных. На практике, это будет означать, что коммерческие аппетиты, до сих сдерживаемые необходимостью решения окологосударственных задач, у бывших госбанков возрастут.

В-четвертых, прямым следствием приватизации будет усугубление пресловутой проблемы «too big to fail» («слишком крупных, чтобы обанкротиться»). Переход в частные руки системообразующих банков вовсе не будет означать, что регулятор снимет с себя ответственность за их финансовую устойчивость. Понятно, что в случае потрясений власти по-прежнему будут оказывать селективную поддержку крупным банкам. В результате рыночная дисциплина и транспарентность банков будут оставаться недостаточными.

И, в-пятых, надо иметь в виду, что приватизация предоставляет шанс развить внутренний финансовый рынок. Приватизация может проводиться разными путями - публичное предложение акций, поиск стратегических инвесторов и прямая продажа, приснопамятная ваучеризация. Думаю, что, хотя в тактическом плане (по доходам от продажи) правительство может потерять, оно выиграет в долгосрочной перспективе, если приватизация будет проходить путем публичной продажи бумаг через SPO или IPO на внутреннем рынке. Нерезиденты должны стремиться на наш рынок, чтобы покупать бумаги здесь, а не в Лондоне или Нью-Йорке.

Так что, перефразируя Ленина можно сказать: прежде, чем приватизировать, и для того, чтобы приватизировать, надо четко определиться в целях и стратегии.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER