Надо ли «лечить» банкинг, и как это делать?

30/03/12 01:50

Правовая среда и система регулирования приводит к «антистимулированию» банковского рынка.

Александр Мурычев, вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации региональных банков России, председатель совета директоров Национального платежного советаАлександр Мурычев, вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации региональных банков России

На протяжении последних пяти лет ряд положений общепринятых экономических теорий подвергается серьезной ревизии, а меры, которые принимают регуляторы и правительство, дают неожиданные результаты. В значительной степени мировая экономика уже испробовала практически все известные ранее способы лечения. Оставаясь оптимистом, хочу отметить, что результаты этого лечения должны проявить себя рано или поздно, однако, уже сейчас становится понятно, что глобализация финансовых рынков, свободный доступ и циркуляция капитала и информационных потоков, свобода предпринимательства и свобода передвижения создают вызовы для локальных экономических систем, сокращая в первую очередь возможности экономик в части отражения волн общемировых кризисных явлений.

Финансовые рынки демонстрируют яркий пример взаимозависимости. Попытки влиять на них и регулировать также дают весьма похожие результаты. Так, согласно исследованию, проведенному журналом «Экономист» в 2011 году, поддержание низких ставок и вбрасывание ликвидности в банковскую систему Великобритании в период 2008-2011 годов привело не к ожидаемому монетарными властями эффекту роста уверенности бизнеса и роста кредитной поддержки предпринимательства, а к увеличению бонусов и выплат служащим банков, при этом наибольший рост бонусов и выплат происходил в банках с наибольшей долей целенаправленной помощи из бюджета. Согласно исследованию газеты «Ведомости» по анализу отчетностей российских банков за 2009-2011 годы, наибольший рост выплат руководству банков происходил в 2011 году в банках, имеющих наибольшее количество кредитов от ЦБ РФ за периоды 2008-2011 годов и имевших наибольшие лимиты по доступу к беззалоговому кредитованию, при этом, как правило, оказывалось, что именно в этих банках-чемпионах сосредоточено наибольшее относительное количество бюджетных средств, размещенных на краткосрочных депозитах Минфина РФ и региональных правительств.

Тот же «Экономист» провел обследование доступности кредитных ресурсов для бизнеса и выяснил, что за период с 2008 по настоящее время для всех без исключения ведущих стран мира (G20) характерно снижение доступности кредитных ресурсов, увеличение процентных ставок, снижение возможностей рефинансирования долгов и уменьшение среднего срока кредита для сопоставимых объемов потребностей финансирования. Среди проблем, которые регулярно появляются в мониторинге РСПП по индексу предпринимательской уверенности, проблемы доступа к кредитным ресурсам, срочности и стоимости этих ресурсов всегда занимают почетные «призовые» места.

Наряду с этим, многие крупные мировые корпорации уже не могут рассчитывать на относительную безрисковость хранения денежных средств на счетах в кредитных организациях и в настоящее время открывают свои депозитные счета в центральных банках или предпринимают более экзотические шаги для снижения расчетных и прочих рисков при работе с банковской системой. В магазины Европы стремительно возвращаются «торговые книги» - списки покупателей, купивших товары в кредит напрямую у магазина, без использования кредитных карт или кредитных ресурсов банков.

Развитие телекоммуникаций также заставляет задуматься кредитные организации. Задуматься о возможных серьезных конкурентных битвах за платежи потребителей и кредитование потребителей под эти платежи. Технологии NFC (near field communication) - это прямой конкурент POS-терминалам, а счета абонентов, привязанные к телефонному номеру, - аналог кредитных карт. Получается, что в области, где меньше регулирования и хорошо развиты современные технологии, кредитные организации встречают усиливающуюся конкуренцию, а в области, где предполагается сильное регулирование, нет возможности отойти от вовлечения бюджетных средств для спасения очередного «чемпиона», при этом не рискуя тем, что значительная часть этой помощи будет истрачена на премии и бонусы руководству таких кредитных организаций-«чемпионов».

Означает ли это, что регулирование на текущем этапе исчерпало себя? Означает ли это, что банковское дело сталкивается с кризисом стратегии, кризисом управляемости? Означает ли это, что наличие уверенности в «спасении в последней инстанции» создает стимулы для руководства банка к более взвешенным решениям?

Каким образом кредитная организация должна принимать коммерческие решения? Как могут повлиять видимые руководству банка риски на цену кредита, и где та грань, за которой проблемы идентификации и управления рисками кредитной организации в целом, перекладываются руководством на плечи клиентов и налогоплательщиков?

Восстановление докризисных объемов кредитования в России происходит, в основном, за счет выдачи кредитов бизнесу на реструктуризацию старых долгов. Накопленные задолженности по процентам увеличивают кредитное бремя и относятся кредитными организациями на более дальние периоды. Именно поэтому, на мой взгляд, объем просроченной задолженности в совокупном балансе кредитных организаций не падает уже последние два года, а временами и нарастает. Стабильно растет доля просроченных процентов в задолженности заемщиков. Также надо отметить, что уже на протяжении последних двух лет, совокупный рост активов банковской системы в основном происходит за счет банков с преобладающим государственным участием.

Вместе с тем, проблемы, которые наиболее сильно проявились в дни кризиса 2008 года, остаются нерешенными.

Корпоративным заемщикам не нужны были тогда и не нужны сейчас дорогие и короткие деньги. Им нужны длинные деньги и дешевые. К сожалению, наши банки не могут им это предложить. К сожалению, наши банки экономически не заинтересованы это предлагать. Разговоры о снижении ставок кредитования так и остаются на бумаге, поскольку подходы многих кредитных организаций к оценке рисков и доходности кредитов, построению кредитных отношений с заемщиками на всем протяжении кредитного цикла, остаются на уровне прошлого века. Как обычно, за плохого заемщика предлагается заплатить хорошему. Это не устраивает именно хороших заемщиков. На предварительный анализ, идентификацию и разделение заемщиков на этапе одобрения кредитной заявки и оценки кредитного риска необходимо затрачивать усилия, вкладывать средства в программное обеспечение, в развитие и обучение персонала, в накопление и управление информацией.

Характерный разрыв ликвидности (между короткими пассивами и длинными активами) не преодолен за эти годы, по-прежнему, около четверти всех привлеченных ресурсов в пассивах банков составляют средства до востребования. Фондирование разрывов ликвидности составляет значимую долю риска и, соответственно, стоимости кредитных ресурсов. При выборе срока и периодичности погашения долга сейчас заемщику предлагают использовать периодические выплаты, удобные банку, зачастую не совпадающие с его производственным циклом или игнорирующем его. Наиболее характерна данная ситуация для строительства, сельского хозяйства, технологичных отраслей. В результате - вполне запланированная просрочка и просьбы о пролонгации кредитов от заемщика. То, что можно было предотвратить на этапе согласования кредитного соглашения, превращается в головную боль для заемщика и руководства кредитной организации. Знакомая ситуация «пролонгировать нельзя отказать».

По ряду заемщиков из числа крупнейших компаний мы наблюдаем, как их кредитные портфели испытывают «обновление» вследствие конкуренции ставок кредитования, при, фактически, одинаковой срочности заимствований. В результате одни и те же заемщики мигрируют между кредитными организациями с постоянно удлиняющимися по факту кредитами, полученными на выплаты предыдущих кредитов с начисленными процентами и комиссиями. Такая ситуация происходит вплоть до, условно говоря, последнего банка, который, перекредитовав заемщика, уже не может «передать» кредит другой кредитной организации. Многие банки, используют такую же схему при работе со своими заемщиками, не расчищая баланс, а откладывая «на потом» решение реальных проблем заемщиков с неоплатой и невозможностью оплаты в срок процентов, комиссий, сумм основного долга.

Серьезным препятствием для расчистки балансов является неурегулированная проблема работы с просроченной задолженностью в правовом поле с исполняемыми законами. Наше законодательство фактически не дает возможности ни кредиторам, ни заемщику совершить санацию бизнеса, рассмотреть взаимные варианты урегулирования претензий до объявления о несостоятельности и похода в суд. Правовая культура заемщиков еще недостаточно развита для понимания, что временные трудности бизнеса только тогда становятся постоянными и приводят к летальному исходу, если их замалчивать, избегать прямого обсуждения и не вовлекать кредитора на самой ранней стадии к решению проблем, которые сначала могут показаться незначительными. К сожалению, и правовая культура нашего банковского сообщества не располагает заемщиков к прямому диалогу и идентификации проблем на ранних стадиях потери эффективности бизнеса и увеличения кредитного риска.

Состояние нашей судебной системы пока далеко от идеального. Многие заемщики научились умело использовать пробелы законодательства для уклонения от выплат причитающихся с них платежей, а попытки банков взыскать задолженность наталкиваются на ряд процессуальных и иных сложностей.

В этой обстановке, на мой взгляд, кредитные организации не провели достаточных мероприятий по изменению оценки и анализа кредитных рисков, оптимизации своей структуры и разработки методики выявления проблемных активов на ранней стадии обращения кредита.

По-прежнему работа с проблемной задолженностью опирается на «случайный» подход. Банки только тогда приступают к работе с проблемным долгом, когда он уже проявился в качестве проблемного. Стимулов к выявлению проблемного долга на ранних стадиях и профилактики проблемности у заемщиков в кредитных организациях не создано. Функционал лиц, занятых в работе с проблемным долгом смещен в сторону потенциально конфликтного разрешения ситуации, поэтому среди тех, с кем приходится общаться заемщику на стадии потери ликвидности и проявления проблем, как правило, оказываются юристы банков и сотрудники службы безопасности. Эти люди честно выполняют свои должностные обязанности, однако, они, возможно, не лучшие специалисты в повышении эффективности и санации бизнеса заемщика. Исследования Всемирного Банка и Международной Финансовой Корпорации за 2008-2011 годы по странам G20 показывают, что на этапе более ранней идентификации проблемы заемщика, работы по санации и предупреждению ухудшения ситуации дают наибольший экономический эффект, повышая тем самым уровень и процент взыскания средств банка.

К сожалению, по ряду случаев приходится констатировать, что, например, работы по выявлению активов заемщика, степени их защиты и принадлежности к заемщику, а также, например, анализу целевого использования кредитных ресурсов инициируются банками только при появлении признаков проблемности кредита, когда время на спокойное исследование фактов уже упущено и ситуация, например, со стоимостью и наличием ликвидных активов заемщика, способных генерировать ему денежные потоки, значительно ухудшилась.

Анализ финансового состояния заемщика и анализ эффективности его бизнеса, как правило, жестко формализован, что, наверное, правильно, однако, степень формализма не позволяет лицам, оценивающим состояние заемщика, дать свое мотивированное суждение без боязни, что сам факт появления этого суждения приведет к появлению жестких регулятивных последствий для банка. Вопрос соотнесения стимулов к раскрытию всей информации о кредите для всех участников процесса (и банка в целом, и банковских работников, и заемщика) пока не ставился системно. Текущая картина регулирования и правовой среды создает для всех участников процесса антистимулирование - пока не видишь/не сообщаешь - лучше живешь.

Эта ситуация должна быть системно изменена.

Работа по обновлению законодательства о банкротстве должна вестись с большим количеством заинтересованных лиц и с применением опыта текущего финансового кризиса.

Заемщики должны получить надлежащее стимулирование к своевременному раскрытию достоверной информации о своих рисках и своем финансовом состоянии. Стимулирование в данном случае не должно полностью заменяться антистимулированием (наступлением мер воздействия и ответственности). Необходимо найти правильный баланс стимулирующих и антистимулирующих мер (мер воздействия).

Банкам необходимо учесть уроки финансового кризиса при доработке бизнес-модели работы с заемщиками, идентификации рисков на всех стадиях кредитного процесса, включая начальную стадию, проведения политики превентивных мер, кооперации для выявления фактов ненадлежащего и злонамеренного поведения заемщика с целью отсрочить необратимые последствия банкротства и санации. Банкам также необходимо задуматься о кадровой политике в области подбора специалистов по работе с проблемной задолженностью и подключению данных специалистов к работе по мониторингу заемщика и его финансового состояния.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER