Ставки и барьеры

10/06/13 02:53

Снижения ставок недостаточно. Нужен еще и адекватный климат.

Александр Мурычев, вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации региональных банков России, председатель совета директоров Национального платежного советаАлександр Мурычев, вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации региональных банков России

Последние месяцы не дают оснований для оптимизма – инвестиции падают, темпы роста промышленного производства еще пока не отрицательные, но близкие к отрицательным и составляют всего 0,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года (апрель 2012 года – апрель 2013 года). Для сравнения: годом раньше этот показатель составлял – 3,3%.

Еще более тревожная картина складывается с нефтяной конъюнктурой. Доходы падают. Правительство вынуждено пересматривать прогнозы по доходам бюджета в сторону понижения – при неизменном уровне расходов и принятых социальных обязательствах. По оценкам Минфина, это означает, что бюджет может быть сбалансирован не при $100–105 за баррель, как предполагалось ранее, а при $110–115. И это – в условиях падения спроса на сырье со стороны стран Евросоюза, а также, возможно, Китая, если учитывать начавшееся замедление темпов роста его экономики.

В последнее время, по мере ухудшения показателей развития российской экономики, все настойчивее раздаются предложения о смягчении денежно-кредитной политики, в том числе – посредством снижения ставки рефинансирования Банка России. Для некоторых экспертов очевидно: деловая активность предприятий зависит от величины процента по кредитам, а последний, в свою очередь, зависит в значительной мере от ставки рефинансирования. Основной аргумент – снижение ставки повлияет на улучшение инвестиционного климата, вырастут объемы кредитования экономики.

Но так ли это? За последние годы в стране несколько раз снижалась ставка, а цена денег росла, кредитование корпоративного сектора резко снизилось. Мировой опыт показывает, что не все так просто. Да, в принципе, подобные предложения соответствуют общемировому тренду. Не только в России, но и в Европе, США, Японии и других странах пытаются противостоять второй волне мирового  экономического кризиса с помощью смягчения денежно-кредитной политики со стороны центральных банков. К примеру, весной 2013 года после снижения базовой ставки рефинансирования ЕЦБ с 0,75% до 0,5% его президент Марио Драги заявил даже о том, что не исключает снижения ставки по депозитам до отрицательного уровня. Также весной 2013 года Резервный Банк Австралии снизил процентную ставку до рекордно низкого уровня – 2,75%, а ЦБ Израиля снизил базовую ставку и вовсе до 1,5%.

Следует признать, что общемировой опыт говорит, скорее, о том, что подобная политика далеко не в полной мере оправдывает связанные с ней надежды. Российская же экономика отличается тем, что на монетарные импульсы реагирует еще менее адекватным образом. Это свидетельствует о необходимости более глубокого изучения возможных последствий смягчения денежно-кредитной политики путем манипуляций с банковскими ставками. Об этом говориться, в том числе, в исследованиях, которые провела аудиторская компания ФБК. За период с 2008 года по 2013 год государства G-20 потратили около 5% совокупного ВВП на поддержание банковской системы, выкуп акций за счет бюджетов, прямую помощь экономике. Значительная часть (60%) этой помощи, по подсчетам The Economist, направлялась на поддержку МСП. При средних ставках рефинансирования около 2% годовых первоначальные ставки кредитования находятся на уровне 14–16%, а «уровень доступности» кредита, то есть эффективная ставка по выданным и погашенным кредитам находится около 20% годовых в евро. Основным источником инвестиций в МСБ в Европе сегодня выступают не кредиты, а личные накопления и сбережения хозяев бизнеса.

Таким образом, меры, предпринятые в Евросоюзе, не привели к желаемому результату. Тогда что, помимо смягчения денежно-кредитной политики, может быть актуальным для России, ее финансовой системы, экономики в целом? Деловой климат. Сегодня он не способствует усилению мотивации для развития кредитования экономики.

Поэтому для Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) повышение качества деловой среды является одним из важнейших направлений работы и взаимодействия с органами власти. Оценки динамики делового климата за прошедший год довольно сдержанные. Опросы РСПП, данные Всемирного банка, статистика дают схожие результаты – прогресс есть, но незначительный. Из результатов опроса компаний – членов РСПП можно сделать еще один важный вывод: серьезным барьером для развития российского бизнеса на сегодняшний день является недостаточная эффективность государства. Если посмотреть на список наиболее острых проблем, которые мешают работать предпринимателям, то в перечне этих проблем – либо исключительная зона ответственности государства (высокие административные барьеры, высокие налоги, страховые платежи, низкое качество госуправления, незащищенность прав собственности, тарифы, инфляция, коррупция), либо вопросы «совместного» ведения бизнеса и государства.

Таким образом, структурные преобразования, создание мотиваций для «ненефтяного» рынка, улучшение инвестклимата, деловой среды, активная государственная  инвестиционная политика, включая развитие инструментов госгарантий, субсидирование, страхование, смягчение денежно-кредитной политики (в том числе – через снижение  ставки рефинансирования) способны обеспечить оживление экономического процесса в России, а также долгосрочную перспективу роста промышленного производства.

 

P.S. Материал подготовлен на основе выступления автора на Международном банковском конгрессе в Петербурге, 5 июня 2013 года.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER