Четыре шлагбаума

14/11/16 13:14
Что мешает формированию экономики развития? Усиление фискальной нагрузки на бизнес. Отсутствие бюджета развития. Избыточно жесткая денежно-кредитная политика. Недоступность кредитных ресурсов.

Опросы, проводимые РСПП, демонстрируют стабилизацию ситуации в экономике на протяжении последних месяцев, но индикаторов, которые свидетельствовали бы о возобновлении роста, пока не зафиксировано.

Прогноз на ближайшие три года не вызывают оптимизма: ВВП и инвестиции в основной капитал практически не растут, как и внутренний спрос. Причины отсутствия позитивной динамики очевидны. Уровень предсказуемости деловой среды стремится к нулю. Недостаточен уровень стабильности в налоговой сфере. Планируется увеличение ставок взносов в ФФОМС с 2019 года, рост нагрузки на нефтегазовый сектор, увеличение акцизов, увеличение пеней, ограничения на учет убытков участников КГН при определении консолидированной налоговой базы, а также по переносу убытков на будущее, хотя здесь есть шанс на компромисс. Растет до 3 % доля налога на прибыль, перечисляемая в федеральный бюджет, что может увеличить нагрузку на реализуемые инвестпроекты. Сделана попытка перевести льготу по налогу на имущество в части нового оборудования в региональную компетенцию, которая ни к чему, кроме дестимулирования инвестиционной активности, не приведет. Прозвучали предложения по увеличению в 2 раза платежей за возмещение вреда, причиняемого федеральным дорогам «двенадцатитонниками»; введению нового утилизационного сбора на продукцию тяжелого машиностроения; передаче на региональный уровень принятия решения о моратории на повышение кадастровой стоимости. Это гарантированно увеличит нагрузку на бизнес.

Если говорить о бюджете, то приходится констатировать: предложенный в настоящее время проект является бюджетом не развития, а бюджетом стабилизации с рисками «сваливания» в низкие темпы роста, как из-за роста фискальной нагрузки, так и недостаточно эффективной структуры расходов.

В условиях высокой стоимости заемных средств сокращаются расходы на подпрограмму «Развитие малого и среднего предпринимательства» с 11,3 млрд. рублей в 2016 году до 4,2 млрд. рублей в 2019 году. Это негативный сигнал для малого бизнеса. Сокращается объем финансирования Фонда развития промышленности в 2017 году на 4 017,6 млн. рублей.

Еще один потенциальный источник драйва или, наоборот, антидрайва развития – денежно-кредитная политика.

На мой взгляд, не может не беспокоить отказ Банка России играть значимую роль в части стимулирования экономического роста (цитирую: «В то же время с учетом характера решаемых центральным банком задач его политика по объективным причинам не может стать основной движущей силой экономического роста»).

Если мы говорим о необходимости инвестиционно-инновационной модели экономического роста, о стимулировании обновления основных фондов, развития инфраструктуры, внедрения новых технологий, то давайте осознавать: избыточно жесткие подходы к денежно-кредитной политике могут создать риски для реализации такой задачи.

Где сегодня ищут ресурсы развития? На кредитном рынке, но здесь цена вопроса остается чрезмерно высокой. Например, в августе 2016 года по данным Банка России средняя стоимость заемных средств в рублях на срок от 1 до 3 лет для малого и среднего бизнеса составила 15 %.  Для крупного бизнеса стоимость заемных средств ниже, но даже он приходит за деньгами на наиболее сложные и инновационные проекты в институты развития.

Именно недоступность кредитования вызывает рост востребованности институтов развития как источника финансирования инвестпроектов и искаженная структура инвестиций в основной капитал. Сегодня уже 56,5% инвестиций приходится на собственные средства компаний, а на кредиты банков осуществляется лишь 8 % инвестиций. Искажается ситуация на финансовом рынке, когда заемное финансирование в банках и на рынке ценных бумаг практически не рассматривается как источник финансирования инвестиционных проектов. У нас крайне несовершенна структура финансового посредничества. У нас непропорциональный рынок капиталов 80% активов (80 трлн. рублей) находится в банковском секторе. Для сравнения, на страховом рынке - всего лишь 2 трлн. рублей. В стране не развит небанковский рынок, рынок ценных бумаг, страховой рынок, а значит, нет длинных денег, которые могли бы вовлекаться в экономику.

Часто вопрос доступности ресурсов для инвестиций отождествляют исключительно с вопросом об уровне ключевой ставки. Да, снижать ключевую ставку надо, аргументов против этого становится все меньше. Тем не менее, очевидно, что низкие процентные ставки в нынешних условиях не решат проблемы оживления экономики, а тем более – ее роста. Ключевая ставка – важнейший фактор для развития программ ипотечного и потребительского кредитования. Однако важнейшее условие – создание инвестиционного и потребительского спроса, снятие административных барьеров ведения бизнеса, создание предсказуемости и уверенности, доверия и стабильности в осуществлении финансово-экономической налоговой политики властей.

Основные проблемы денежно-кредитной политики видятся в недостаточно эффективной трансформации сбережений в инвестиции, в том числе - по причине высоких процентных ставок, низкого спроса на кредитные ресурсы, коротких сроков кредитования и т.д.

Что это означает на практике? Это означает, что любая экономическая программа, если она нацелена на стимулирование развития, должно включать: недопущение роста фискальной нагрузки на бизнес; отказ от мер, которые могут привести к снижению инвестиционной активности; акцент на универсальные, а не точечные стимулирующие меры; ориентация на целевые значения инфляции (4% на ближайшие три года) при формировании денежно-кредитной политики, особенно в части долгосрочных кредитов.

 

Finversia.ru, 14 ноября 2016

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER