Вызовы национального развития и российский бизнес-менеджмент

26/01/16 22:26

Начало XXI столетия было уникальным периодом в истории страны за все время ее существования: никогда прежде экономика России не развивалась столь динамично и стабильно, создавая базу для масштабных перемен во всех сферах общественной жизни. За этим стремительным ростом, несомненно, стоял целый ряд объективных исторических факторов. Тем не менее, все перемены, происходящие в экономике, совершаются конкретными людьми – от их повседневных управленческих решений и перспективного видения тенденций зависит направление, в котором движется общество.

Президент Ассоциации менеджеров
Владимир Сенин

Российская экономика и деловое сообщество вступили в новый этап своей новейшей истории. Люди, отвечающие за развитие своих компаний и ощущающие себя частью деловой элиты, должны ясно понимать суть нового этапа развития страны, экономики, бизнеса. Для того, чтобы развиваться и двигать вперёд российскую экономику, нам нужно ясно понимать возникшие вызовы и ограничения, четко формулировать повестку дня.

На рубеже эпох

Ту объективную реальность, которая нам всем дана в ощущении, можно определить очень кратко: «жирные годы» закончились. Столь далёкая от мажорного тона оценка определяется тремя факторами.

Во-первых, не слишком вдохновляющая динамика мировой экономики. Абсолютное большинство экспертов согласны в том, что фундаментальные причины кризиса мировой экономики, начавшегося в 2008-2009 годах, не устранены, а потому вероятны рецидивы глобального кризиса.

Во-вторых, снижение цен на углеводороды. Что ни говори, признаки так называемой «голландской болезни» в российской экономике присутствуют – излишняя зависимость нашей экономики от сырьевого экспорта так и не была преодолена. Теперь задачи диверсификации национальной экономики предстоит решать в условиях не самой лучшей конъюнктуры.

В-третьих, изменившийся геополитический контекст. Как только Россия вспомнила и напомнила другим о своих национальных интересах, относительно мягкий экспансионизм Запада приобрёл жёсткость и агрессивность. Надо понимать, что санкции наложены на нас не только за воссоединение Крыма. Цель санкций состоит не в том, чтобы наказать Россию за некие конкретные, публично осуждаемые Западом действия, а в том, чтобы не дать России усилиться. Санкции – это не момент сегодняшнего дня, это – по крайней мере, среднесрочная перспектива. Да, принимаются меры, чтобы купировать и в перспективе отменить санкции со стороны Евросоюза. Однако перспективы сделки пока туманны, поскольку нам всё время выставляют дополнительные счета. И даже если формальные санкции через какое-то время будут сняты, геополитическое и экономическое давление на Россию не прекратится и политика экономического не благоприятствования в отношении российского бизнеса будет продолжена.

Но снижение доходов от экспорта сырья и западные санкции – это ещё не вся проблема. Проблема в том, что как раз с наступлением «тощих лет» и началом геополитического и экономического прессинга нам предстоит делать всё то, за что многие из нас так долго ратовали: диверсификацию и модернизацию российской экономики. Ни малейшего шанса увильнуть, отложить решение этих насущных задач на завтра уже не осталось.

Сценарий глобализации с опорой на углеводородную ренту более не актуален. Кто-то этому рад, кто-то делает вид, но в любом случае такой сценарий уже не будет реализован. В повестке дня жёсткий выбор. Либо мы перестраиваемся и создаём эффективную экономику, либо... Это негативный, зато очень мощный стимул.

Полагаю, что для российского делового сообщества, в том числе для членов Ассоциации менеджеров, помимо указанного выше негативного стимула актуальны также стимулы позитивные – гражданское и профессиональное самоопределение. В такой момент хочется соответствовать этим вызовам – лично и сообща.

Кадры решают всё

В тридцатые годы прошлого века лозунг «Кадры решают всё!» стал лозунгом, который тиражировался агитпропом и системой образования, вошёл в учебники по истории страны. Мы, конечно, помним и не должны забывать о том, сколько человеческих жизней и какие кадры загубила сталинская власть. Но давайте отдадим должное верности и точности в постановке вопроса.

Советское государство создавало новую экономику. Не только в смысле введения государственной собственности, контроля и планирования, но и в буквальном смысле: советская власть создавала индустриальную экономику в самой большой на земном шаре стране. По ходу дела стало понятно, что для решения этой беспрецедентной по своим масштабам задачи недостаточно мобилизовать огромные трудовые армии. Мало найти некоторое число инженеров и собрать очень много рабочих. Запуск и функционирование экономики нового уровня сложности невозможны без достаточного количества кадров нового уровня квалификации. То есть надо не просто много строить, много работать – надо много учить.

Мы сегодня не согласны с тотальным огосударствлением экономики и тотальным контролем над гражданами, мы решительно осуждаем массовые экспроприации, высылки, каторжные работы и убийства. А вот созидательный труд, творчество и управленческое мастерство наших предшественников, безусловно, заслуживают уважения и гордости. Нам есть чему у них поучиться.

В то же время следует помнить, что отнюдь не большевики завели в нашей стране промышленность, создали науку и образование, и не они изобрели планы народно-хозяйственного развития, включая знаменитый план ГОЭЛРО. Советская индустриализация была не первой в истории России. Первая же была не советской, а царской и базировалась не на принудительной мобилизации, а на рыночных институтах и стимулах.

В широком смысле индустриализация страны началась с Великих реформ Александра II в 60-х годах XIX века. Процесс был рыночный, но отнюдь не стихийный, ибо направлялся правительством, которое в частности поощряло строительство железных дорог и заботилось о подготовке квалифицированных кадров. А «индустриализация 1890-х годов», связанная с именем министра финансов С.Ю. Витте, была результатом активизации правительственной экономической политики по ряду направлений: принятие нового таможенного тарифа России; строительство Великого Сибирского Пути – Транссибирской железной дороги; скупка казной частных железных дорог для управления ими в едином государственном комплексе; введение в России «золотого стандарта».

При всех заслугах Витте, лавры идеолога и вдохновителя отечественной индустриализации министр должен разделить с Д.И. Менделеевым. Гениальный учёный-энциклопедист наряду с фундаментальной наукой занимался вопросами транспортировки и переработки нефти, подземной газификации угля, технологией производства машинного масла, бездымного пороха, вискозы, твёрдого топлива и стекла, вопросами воздухоплавания и кораблестроения, развития железной промышленности Урала, был соавтором таможенного тарифа России. Между прочим, Дмитрий Иванович был активным членом Общества для содействия русской промышленности и торговли — первого всероссийского объединения предпринимателей.

Результаты российской индустриализации были более чем впечатляющими: инвестиционный бум, экономический рост, мощное развитие железнодорожного и пароходного сообщения, экономическое освоение Сибири и Дальнего Востока, формирование новых индустриальных центров и районов, превращение России в одну из развитых промышленных держав. Россия не раз решала сложнейшие задачи создания передовой экономики и хозяйственного освоения Северной Евразии. И всегда ключевой составляющей решения таких задач были формирование и выучка квалифицированных кадров для науки, производства и управления – трёх основ индустриальной цивилизации.

Успехи России в создании индустриальной экономики и шире – индустриальной цивилизации – были достигнуты не в последнюю, а в первую очередь благодаря отечественной школе подготовки кадров. Кадров самого широкого спектра профессий и квалификаций, в том числе, конечно, в управлении. Именно формирование и воспроизводство в стране социального слоя, который можно назвать профессиональной элитой развития, позволяло нашему Отечеству, несмотря на все смуты и войны, всегда идти вровень с веком.

Сегодня перед нами стоят задачи того же масштаба, что и задачи индустриализации. Создание высокопроизводительных рабочих мест, прорыв в мировых рейтингах университетского образования и «doingbusiness», Качественный рост масштабов малого и среднего бизнеса, мы понимаем, о чём идёт речь. Речь идёт о создании новой эффективной экономики, которая позволит России быть в числе мировых лидеров. Иначе в XXI веке мы не сможем эффективно хозяйствовать на своей территории со всеми её богатствами. И мы понимаем, что решение поставленной задачи в первую очередь зависит от реализации нами золотого правила управления: кадры решают всё!

Российский менеджмент: что хорошо и что плохо

Развитие современной российской рыночной экономики можно – с некоторой долей условности – разделить на три периода.

Первый период – становление рынка – от принятия закона о кооперации в СССР 1988 года и до конца 1990-х годов. Когда система планового хозяйства оказалась в тупике, стали прорастать новые экономические структуры, началось стремительное создание рыночных институтов. В течение нескольких лет была сформирована инфраструктура, без которой невозможно нормальное функционирование рыночной экономики: банковская система, страховые и юридические компании, консалтинговые фирмы. В то же самое время происходила быстрая трансформация традиционных структур: отраслевые министерства ликвидировались, а крупные советские предприятия должны были адаптироваться к работе в рыночной конкурентной среде.

Именно в этот период зарождается слой современных управленцев. Новые собственники стали приглашать управленцев, которые должны были наладить работу созданной или приобретённой коммерческой структуры: перепрофилировать предприятие на выпуск востребованной потребителями продукции или «с нуля» создать эффективно работающую компанию. Часто «разделение труда» происходило в рамках пришедшей на предприятие команды – её участники по своим личностным качествам делились на предпринимателей и менеджеров. А затем уже топ-менеджер формировал свою управленческую команду.

Лишь часть советских управленцев, так называемых «красных директоров», смогла успешно действовать в условиях рынка. В новых экономических реалиях больше шансов на продвижение возникло у людей, которые раньше не принадлежали к числу руководителей высокого ранга. Инженер, ставший коммерческим директором, соседствовал с научным сотрудником, превратившимся в банкира. Резко выросла вертикальная мобильность: карьеры делались стремительно, но нередко столь же стремительно и рушились. Бизнес-образование отсутствовало, а имевшиеся знания были с трудом применимы в условиях рынка. Но надо сказать, что в целом качественное фундаментальное образование, полученное в советских вузах и учившее логически мыслить и принимать обоснованные решения, было важной опорой в новом мире рыночных отношений.

Второй период – «большие нулевые», примерно до середины второго десятилетия нашего века, – это период, когда «естественный отбор» в основном завершился, и началось развитие рыночной экономики. Такое развитие сопряжено с двумя качественными изменениями. Во-первых, произошло последовательное внедрение во все сферы экономики принципа клиентоориентированности. Во-вторых, в России снова утвердилось свойственное рыночной экономике разделение ролевых функций предпринимателя и управленца.

Рыночную экономику невозможно представить без предпринимателя – активного человека, способного на рискованные решения, склонного к экспансии, к захвату новых рынков, к коммерциализации инноваций. Но предпринимательский ресурс ограничен. Есть проблема смены поколений: очень часто сыновья оказываются менее успешными бизнесменами, а внуки и вовсе теряют интерес к бизнесу. Есть социальный запрос на ограничение частной концентрации капиталов. Есть возможность корпоративной аккумуляции капиталов, что предполагает акционирование и контроль решений со стороны акционеров. Поэтому с середины XX века в мировой экономике неуклонно растёт доля и вес управленцев – этот процесс получил название «революции менеджеров». Теперь экономику уже нельзя представить без менеджера – компетентного управленца, рационально и ответственно действующего в интересах акционеров.

В российской экономике места бывших «красных директоров» постепенно занимают управленцы с дипломами MBA, полученными не только в зарубежных, но и во вновь созданных отечественных бизнес-школах. Если зарубежное бизнес-образование являлось более престижным, то российское – в большей степени учитывающим отечественные реалии и, в то же время, основанным на передовом мировом опыте, который до этого изучали преподаватели этих школ. Люди из новой экономики за это время прочно закрепились в реальном секторе – управленцы с опытом работы в рыночной сфере не просто пришли к руководству крупнейшими предприятиями, но и окончательно утвердились в этом качестве.

«Нулевые годы» – период укрупнения российских коммерческих структур и их внешней экспансии. Российские управленцы занимаются как операциями по слиянию и поглощению, увеличивающими капитализацию компаний, так и созданием транснациональных корпораций. Российские металлурги и машиностроители ведут активную внешнюю экспансию, приобретая привлекательные зарубежные активы и на равных конкурируя с иностранными компаниями. Несмотря на приход к нам иностранных банков, крупнейшие российские банки – как с государственным участием, так и сугубо частные – сохранили свои ведущие позиции на отечественном рынке. Активно функционируют российские компании мобильной связи, обеспечивающие современный уровень коммуникационного сервис, сформировался рынок ритейла. Успешно работает вышедший на мировой рынок отечественный интернет-бизнес. Соответственно, каждой из структур управляют команды высокой квалификации.

И наступает третий период – наши дни, которые характеризуются новым ростом турбулентности в экономике. О причинах и следствиях этой турбулентности уже упоминалось.

Сегодня мы гораздо лучше подготовлены к тому, чтобы адаптироваться к новой реальности, видя в ней не чрезвычайную ситуацию, а понятные вызовы, для ответа на которые существуют апробированные методы – от оптимизации расходов до концентрации внимания на точках риска и точках роста. Турбулентность и прессинг – не повод для паники, но шанс для перемен. Шанс добиться повышения конкурентоспособности своей продукции, осуществить успешное импортозамещение, выйти на новые рынки. Полагаю, что в этой ситуации очень важным делом является популяризация успешных антикризисных практик – с тем, чтобы они послужили ориентирами и примерами для коллег-управленцев.

Конкурентным преимуществом наших предпринимателей и менеджеров, многое видевших и переживших, является психологическая стрессоустойчивость, я бы сказал, очень гибкая несгибаемость. Нашей сильной стороной также являются неплохие знания и готовность учиться.

В то же время не надо впадать в национальный и корпоративный нарциссизм. Как раз шапкозакидательство, нас часто и подводило. К тому же миссией делового сообщества является отнюдь не профессиональный патриотизм, а профессиональное управление и преумножение национального богатства. И чтобы с такой миссией справиться, российскому деловому сообществу необходимо изжить целый ряд своих слабостей. Во-первых, низкая производительность труда, низкий уровень инноваций – особенно в сравнении с другими лидерами инновационной экономики. В-вторых, явное наше отставание в соответствии образовательных программ запросам работодателей на квалификацию работников.

Культ профессионализма

Макс Вебер показал, что ключевой предпосылкой капитализма, как цивилизации, стала духовная заряженность городских бюргеров – ремесленников, коммерсантов, промышленников, инженеров и техников – на реализацию своего человеческого и профессионального призвания. Это очень близко по смыслу к русскому понятию «профессионализм», когда мы употребляем его как знак качества.

Профессионализм – это не «корочки», это – неотчуждаемая собственность особой породы людей. Профессионализм есть основа человеческого доверия в современном, индустриальном или уже постиндустриальном, обществе.

Благодаря труду нескольких поколений российских учителей и докторов, инженеров и техников, архитекторов и статистиков, учёных и квалифицированных рабочих профессионализм стал не просто словом, а знаком качества. Советские и постсоветские поколения что-то сохранили из этой славной национальной традиции, а что-то, увы, растеряли. Сегодня нам очень нужно возродить и утвердить в российском обществе понимание того, что профессионализм есть важнейшая гуманитарная ценность, моральная социальная норма, основа общественного порядка и государственной мощи. И в первую очередь, конечно, речь идёт о российском бизнес менеджменте – в своей среде нам необходимо возродить и поддерживать самый настоящий культ профессионализма.

Профессионал немыслим без серьёзного образования, то есть такого образования, которое даёт и фундаментальные и прикладные знания. Недопустима ситуация, когда поступающий на работу в компанию дипломированный специалист должен пройти довольно длительный этап «доучивания», а то и «переучивания», поскольку ранее полученные им знания не применимы на практике. Поэтому необходимо последовательное сближение образования и практики.

Способы, позволяющие этого достигнуть, хорошо известны: повышение гибкости образовательных программ; привлечение в состав преподавательского корпуса опытных практиков, работающих по совместительству, ведущих спецкурсы и мастер-классы; организация практики студентов старших курсов в профильных компаниях. Необходимо только, чтобы такие меры реализовывались творчески, а не формально. Чтобы студент практиковался не «для галочки» и не был обузой для управленцев, чтобы он мог получать реальные практические знания, выполнять конкретные обязанности, участвовать в рабочем процессе. Чтобы мастер-классы были максимально приближены к реальной работе, основаны на жизненных case-studies, полезных для будущих специалистов в области управления. При этом и само общение студентов с ведущими предпринимателями и управленцами помогает им лучше понимать свою будущую профессию.

Одна из важных задач в системе подготовки управленческих кадров – разработка и внедрение профессиональных стандартов, правильное и качественное формирование советов по профессиональным квалификациям в сфере управления. Эта работа может быть эффективной только в случае тесного сотрудничества государства и делового сообщества. Подготовка стандартов должна проходить с активным участием профессиональных ассоциаций, работодателей, саморегулируемых организаций, которые хорошо разбираются в том, какие специалисты им нужны.

Стандарты должны составляться таким образом, чтобы способствовать гибкости рынка труда, необходимой в рыночной экономике. Профстандарты должны способствовать как горизонтальной, так и вертикальной мобильности работников. Иными словами мотивировать их к повышению квалификации, что должно быть основой и условием карьерного роста. У пришедшего в компанию после получения бизнес-образования специалиста-управленца должны быть стимулы для продвижения – вплоть до вхождения в топ-менеджмент компании.

Российские профессиональные стандарты должны соответствовать современным международным требованиям. Это важно не только для повышения конкурентоспособности отечественных управленцев, но и для того, чтобы определять соответствие нашим требованиям иностранных специалистов. Ведь сокращение количества менеджеров-экспатов сегодня будет компенсировано завтрашним ростом. Экономика XXI века носит глобальный характер – жить в ней замкнуто невозможно.

Рассуждения о том, что «революция менеджеров» ведёт к торжеству эффективности и социальной гармонии – это иллюзии, мало чем отличающиеся от иллюзий относительно «революции пролетариата». Менеджеры – это люди. А люди всегда люди. Ещё до мирового кризиса произошёл знаменитый скандал с Enron, когда управленцы нефтяной компании и их коллеги-аудиторы сознательно искажали отчётность с тем, чтобы создать впечатление процветания в условиях фактического банкротства. В кризис стало ясно, что проблема Enron не является одиночной. Выяснилось, что от банкротства не гарантированы даже крупнейшие экономические игроки. А менеджеры нередко принимали амбициозные решения, которые не соответствовали интересам акционеров и приносили устойчивость компаний в жертву безудержной экспансии. Результат оказался плачевным: государства потратили миллиарды долларов своих налогоплательщиков на то, чтобы выручить крупнейшие обанкротившиеся компании.

Следует хорошо понимать, что более жёсткая увязка вознаграждения менеджеров с результатами их работы, развитие институтов прозрачности принятия ключевых решений и корпоративной отчётности, в том числе, в компаниях, контролируемых государством – это не чья-то блажь и модное поветрие, но абсолютная необходимость. Это необходимо и для модернизации российской экономики, и для устойчивого развития российского бизнеса, и для воспитания профессиональной ответственности бизнес менеджмента.

Социальная ответственность есть норма жизни для каждого человека, каждого человеческого коллектива и, конечно, для делового сообщества. Всем нужна безопасность. Поэтому национальный бизнес заинтересован в мощи государства, социальной стабильности и в своей собственной легитимности, то есть социальном одобрении своей деятельности.

Пока внедрение принципов и механизмов корпоративной социальной ответственности (КСО) идёт у нас ни шатко, ни валко. Есть группа компаний-лидеров, активно внедряющих принципы КСО в корпоративные стратегии. В то же время процесс интеграции принципов КСО в большинстве компаний замедляется – предприниматели предпочитают решать текущие задачи и не склонны инвестировать в будущее. Причём, эта тенденция на связана с кризисом – она наблюдалась и в более благополучные времена. Вопросами КСО часто занимаются только подразделения по связям с общественностью и по управлению персоналом, зачастую действует «остаточный принцип».

Чтобы исправить ситуацию необходимо интегрировать принципы КСО в систему корпоративного стратегического планирования и управления, во-первых, и в реализацию основных управленческих функций, во-вторых. Нужна подготовка специалистов, которые могут эффективно применять и творчески развивать принципы управления корпоративной социальной ответственности. Такие управленцы могут быть востребованы сейчас наиболее «продвинутыми» компаниями. А в последующем лучшие практики могут быть образцами для других участников рынка.

В заключение скажу о корпоративном духе. Мы живём и работаем в конкурентной среде. Наши компании соперничают друг с другом, борясь за потребителя, продвигая на рынке свои товары и услуги. Однако конкуренция не отменяет того, что управленцы могут ощущать себя членами сообщества, в котором есть единые ценности и стандарты качества. Российские управленцы могут и должны стать сильным сообществом, социальной корпорацией. Нашей общей целью является развитие отечественной экономики, повышение её роли в мировом разделении труда, утверждение российского делового сообщества в роли элиты развития страны. Нам необходим обмен опытом, продвижение лучших практик управления. Не в последнюю очередь нам нужно продвигать интересы российского бизнеса за рубежом и налаживать тесное взаимодействие.

 

Ассоциация менеджеров России, январь 2016 года

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER