Монетизация экономики: как обуздать риски?

13/02/16 19:13

Пётр УШАНОВ
Доцент кафедры «Стратегический и антикризисный менеджмент» ФГБОУ  ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», к.э.н., член Совета Ассоциации региональных банков России

За минувший год в восприятии экспертным сообществом проблемы монетизации отечественной экономики произошли существенные перемены. Во многом — благодаря активной позиции академиков РАН Абела Аганбегяна и Сергея Глазьева, членкорра Гарегина Тосуняна, профессоров Михаила Ершова и Якова Миркина, а также других ученых. Но в ещё большей степени этому способствовали внешние и внутренние обстоятельства: с одной стороны, они выявили нашу уязвимость от рукотворных санкций и падения цен на нефть, а с другой — неспособность экономики даже к таким несложным манёврам, как импортозамещение. В результате, складывается осознание, что надлежащая монетизация так же важна, как своевременный полив грядок в засуху.

Главный вопрос, естественно, — в эффективности механизмов насыщения экономики деньгами. Основные противоречия, которые при этом возникают, образно сформулировал на XXVI съезде АРБ первый заместитель председателя Банка России, профессор Алексей Симановский. Он, сравнив экономику с цветочным горшком, выделил два вида рисков. Если поливать цветок, а донышко у горшка будет закрыто, то возникнет заболачивание грунта и гниение корней. А если в донышке будет дырочка, то вода, пройдя горшок насквозь, окажется в блюдце — прежде всего, на финансовых спекулятивных рынках.

Справедливость такой оценки рисков неоднократно подтверждалась практикой — начиная с рынка ГКО и заканчивая нынешним кризисом. Но это не отменяет саму необходимость в «поливе». Просто нужно подготовить в нашем «экономическом горшке» надлежащую «дренажную систему».

Последние двадцать лет мне довелось заниматься антикризисным управлением, и поэтому хорошо знаю: самые большие трудности при переходе к новому видению исходят от «динамических стереотипов поведения» — действовать по привычке, в соответствии с готовыми шаблонами всегда легче, чем предпринимать нетрадиционные шаги. О чём идёт речь нашем случае?

Первый такой стереотип — «у нас так не принято» — фактически уже преодолён: не только в экспертном сообществе, но и в госструктурах приходит осознание, что монетизацию экономики нужно повышать. Но как? Действующий механизм эмиссии рублей, который фактически построен на учёте Центральным банком долларов, сейчас не работает, по той простой причине, что приток долларов резко сократился. И, даже продекларировав в середине прошлого года увеличение резервов до 500 миллиардов рублей, Банк России не сможет выполнить это обещание, а значит, и повысить монетизацию.

В этих условиях возникает второй стереотип — «давайте воспользуемся их опытом». В частности, практикой количественных смягчений, которую несколько лет используют США и Европа. И в последнее время приобретает популярность следующая точка зрения, высказанным в частности Сергеем Глазьевым: «Важнейшим …является механизм рефинансирования банков, замкнутый на кредитование реального сектора экономики и инвестиций в приоритетные направления развития». Такой механизм, по мнению академика, может быть создан «…путём использования хорошо известных и отработанных в практике развитых стран косвенных (рефинансирование под залог обязательств государства и платёжеспособных предприятий) и прямых (софинансирование государственных программ, кредиты под госгарантии, фондирование институтов развития) способов денежной эмиссии. Не следует также исключать возможность направления денежной эмиссии на государственные нужды, как это делается в США, Японии, ЕС путём приобретения центральными банками государственных долговых обязательств». Аналогичных взглядов придерживаются и другие известные ученые.

В самом деле, учёт Центральным банком РФ государственных бондов мог бы стать вполне приемлемым решением и для нашей страны. Но — только в том случае, если действующее правительство и государственные корпорации являются эффективными менеджерами на рынке, способными осуществлять стратегическое развитие национальной экономики. Однако многие эксперты, которые придерживаются различных политических и экономических взглядов, сходятся в том, что реальная эффективность работы правительства далека от такой оценки.

И если признать их взгляды обоснованными, то следует согласиться, что в сложившихся условиях эмиссия Центробанка под государственные обязательства будет нести в себе серьёзные риски. Высока вероятность того, что потенциальные стратегические инвестиции, которые должны выступать катализатором развития экономики, на практике будут направлены на решение текущих задач оперативного управления. А это значит, что в отличие от западных стран, которым такой механизм позволяет увеличивать денежную массу в своей экономике, в наших условиях он сработает по-другому: дополнительная денежная масса тоже попадет на рынок, но — не под реальные программы инвестиционного развития. В итоге мы не сможем рассчитывать в перспективе на дополнительный продукт, а напротив, с лагом в несколько лет возникнет фактор для монетарной инфляции.

Полагаю поэтому, что в условиях слабого национального рынка и риска неэффективного менеджмента нам следует отталкиваться от классической модели эмиссии кредитных денег. Суть её, как известно, в том, что субъекты рыночных отношений эмитируют векселя, потом учитывают их в эмиссионном банке и получают взамен банковский вексель — то есть, банкноту. Если следовать этой логике, то Банк России должен не финансировать дефицит государственного бюджета, а автоматически включать в свой ломбардный список все акции и облигации субъектов рыночных отношений, которые прошли листинг на ММВБ. Это станет мощным стимулом для новых стартапов, которые банки, выступая в роли бизнес-ангелов, будут выводить на IPO.

Такая политика наполнит дополнительным смыслом деятельность оставшихся на рынке кредитных институтов. Следует, однако, понимать, что одновременно она создаёт риски манипуляций со стороны недобросовестных участников. Экономическая история полна примеров, когда участники рынка обменивались «бронзовыми векселями», а в конечном счёте пытались учесть их в банках и получить дополнительную ликвидность.

Минимизировать такие риски, прежде всего, обязана экономическая и правовая ответственность финансовых институтов, предоставивших Банку России неликвидное обеспечение под его кредиты. И соответствующий механизм уже реально существует — благодаря действующему законодательству, надзорной практике Банка России, деятельности Росфинмониторинга и правоохранительной системы. Во-вторых, риск «бронзовых векселей» могут страховать рейтинговые агентства и оценочные компании. Наконец, в окончательном виде эти риски должна снимать принятая Центральным банком система риск-менеджмента, формируя обоснованные рыночные дисконты по принимаемым им к учёту биржевым активам. Отметим также, что западный мир прошёл этот путь, приняв в свое время на себя риски «бронзовых векселей». И отнюдь не развалился, а получил новый эффективный источник для своего развития.

И в заключение — ещё об одном аспекте, связанном с принятием политического решения о создании обособленного от правительства центра реформ в виде государственного комитета по стратегическому планированию при президенте России, наделенного чрезвычайными полномочиями. Такую идею предлагают Герман Греф, Сергей Глазьев и ряд других известных экономистов. В этом случае могут возникнуть дополнительные рыночные инвестиционные инструменты, которые выступят альтернативой как казначейским обязательствам, так и частным ценным бумагам, в качестве источника новой денежной массы. Специализированные инвестиционные фонды, подчиненные ГКСП как центру развития, могли бы эмитировать облигации, свободно обращающиеся на ММВБ и включённые в ломбардный список Банка России. Получая через коммерческие банки и ВЭБ долгосрочные кредиты Банка России под эти бумаги с минимальным дисконтом, такие фонды могли бы осуществлять инвестиции, необходимые экономики России. Полагаю, в этом случае риск трансформации потенциальных инвестиционных расходов государства в текущие операционные расходы правительства также был бы существенным образом локализован.

Таким образом, у России достаточно вариантов выбора новых механизмов эмиссии денежной массы, которые бы эффективно увязывались с потребностями национального рынка и формировали условия для оживления экономики и выхода из кризиса.

 

Журнал "БДМ. Банки и деловой мир", №01-02 январь-февраль, 2016

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER