Платить нельзя помиловать – 2: чем сердце успокоится

20/02/16 20:00

Конфликт вокруг проблемы валютных ипотечных заемщиков стал одной из самых горячих тем последнего месяца. Доводы «pro» и «contra» приводятся в основном в моральной плоскости.

При всей кажущейся масштабности дискуссии, аргументы защитников интересов валютных ипотечников сводятся к полдюжине основных постулатов.

Банки жадные и наживались на заемщиках  

Это тот случай, который называется «пальцем в небо». Действительно, банки жадные. В сравнении с благотворительными организациями – чудовищно жадные. Они наживаются на заемщиках. У них бизнес такой – получать прибыль от выдачи кредитов. Иного варианта тут нет. Обвинять банки в жадности – все равно, что говорить, что таксисты непоседливые. Все время колесят по городу.

Другое дело – пределы жадности. Где заканчивается цивилизованное кредитование и начинается примитивное ростовщичество? Четкой границы нет. Некоторое время назад депутат Аксаков предложил принять закон об ограничении ростовщичества, устанавливающий максимально возможную процентную ставку по займам. Но законопроект был зашикан и благополучно забыт. Хотя схожие законы действуют в ряде стран Европы.

Однако и ссылка на Европу не всегда корректна. «Глядите, там ипотека по 2-3%, а у нас – по 10-13%» - восклицают некоторые. Да, но в Европе учетная ставка (то есть цена денег на финансовом рынке) – в районе 0-1%, а у нас – пляшет в диапазоне 10-17%. И возникает вопрос: какие банки – более жадные, российские или европейские?

Банки навязывали заемщикам валютную ипотеку

Банки предлагали клиентам валютную ипотеку, пропагандировали, рекламировали, убеждали, но никак не навязывали. Если вы, насмотревшись телевизор, купите памперсы или прокладки, а потом выяснится, что вы мужчина, вам 40 лет и вы не знаете, на черта вам памперсы, - едва ли потом удастся убедить окружающих, что вам навязали памперсы. Так что аргумент весьма сомнительный. Иначе автор этих строк давно бы сменил свой «Шевроле Авео» на внедорожник «Ауди» - ведь последний мне постоянно «навязывают», а «Шевроле» - нет.

Покупайте то, что вам действительно нужно и действительно доступно, - этот принцип в полной мере относится и к ипотеке.

Заемщики не знали, что рубль может девальвироваться

Аргумент довольно странный. Ипотечные кредиты выдаются только совершеннолетним, имеющим устойчивый доход гражданам. Как правило – с определенным стажем работы. Как правило – не достигшим пенсионного возраста. Возникает вопрос: кто из взрослых, но еще не впавших в старческий маразм жителей России не знает, что рубль может девальвироваться? В 1992 году он девальвировался за год примерно в семь раз. В 1998 году - за неделю в пять раз.

24 года, 18 лет - это в пределах не абстрактной «исторической памяти народа», а вполне конкретной личной памяти каждого россиянина.

Центробанк должен ответить, потому что «по Конституции его главная обязанность – обеспечить стабильность рубля»

Ну, все же главная обязанность Центробанка – обеспечивать эмиссию национальной валюты и регулировать финансовый рынок. Что же касается курса рубля, то «обеспечение его стабильности» совсем не означает, что Центробанк обязан держать фиксированный курс рубля. Более того, стабильность национальной валюты – это не ее курсовое соотношение с другими мировыми валютами, а еще и адекватность курса рубля финансово-экономической ситуации в стране. И с этой опцией Центробанк вполне справляется. На тренде экономического роста курс рубля адекватно растет. На снижении – адекватно снижается. Понимать это функцию иначе – сплошная демагогия.

Банк Японии постоянно проводит валютные интервенции, чтобы добиться снижения курса национальной валюты и обеспечить ценовую конкурентность японской продукции. Схожая ситуация волей или неволей случилась сейчас и в России. Предположим, сегодня курс был бы в районе 30 рублей за доллар. Все, экономика встала бы окончательно. Возможно, валютные заемщики и радовались бы размерам своих платежей, но вот с работой у них бы точно начались массовые проблемы. Рубль был бы твердым, просто исчезла бы зарплата.

Государство должно помочь заемщикам, как в Венгрии и Польше

Действительно, когда в Венгрии и Польше случился массовый дефолт валютных ипотечников (а там до 70-80% ипотечных кредитов было выдано в иностранной валюте – евро и швейцарских франках), государству пришлось брать на себя издержки ситуации. Иначе все закончилось бы массовым обрушением рынка вообще. Не финансового, а вообще.

В России – иная ситуация. Подавляющее большинство ипотечных кредитов выдано в рублях. Дефолт и полное разорение валютных заемщиков (оставим пока в стороне моральный аспект вопроса) не приведут к существенным потрясением на национальном рынке.

Государство должно помочь, потому что заемщики – граждане России и они в безвыходной ситуации

Вот этот аргумент при кажущейся абстрактной моральности – самый верный. Как ни парадоксально, на первый взгляд. Государство должно помочь именно поэтому. Как именно помочь – другой вопрос.

Именно поэтому доводы противников поддержки валютных заемщиков, несмотря на то, что логика в них верная - не слишком приемлемы.

Да, «заемщики сами виноваты». Да, «многие заемщики погнались за выгодой из-за низких процентов на валютные кредиты». Да, никто не обязан им помогать.

Не ОБЯЗАН, но МОЖЕТ.

Постулат «ничего личного, только бизнес» лишь на первый взгляд экономически эффективен. На деле он ведет к деградации рынка, поскольку на нем исчезает всякая мораль. А имморализм бизнеса, как и имморализм государства в конечном счете снижает эффективность экономики, поскольку не оставляет места доверию. Когда на рынке нет доверия – все цены (будь то цены на продукты или на кредиты) завышены. В них заложены издержки на случай того, что кого-то «кинут».

Довод же «у меня вообще квартиры нет – с какой стати помогать этим ипотечникам» - может иметь непредсказуемые последствия. Попробуем его логически продолжить. У меня нет инвалидной коляски – давайте в моем подъезде уничтожим железный пандус, оборудованный для инвалида с третьего этажа. Он же сам виноват, что лишился ноги. У меня нет машины – не надо строить в городах бензоколонки, они отравляют воздух. А где заправляться – это проблема автомобилистов. Они же сами виноваты, что купили машины. Ну, и так далее.

Решать нам. Впрочем, мы же уже начинаем постепенно приучаться к разделению? Некурящие против курильщиков. Велосипедисты против автомобилистов. Верующие против «оскорбляющих их чувства». Заемщики против банкиров.

Мы все время друг против друга. Консолидируемся разве только осуждая Кончиту Вурст.

Отдельная тема – эмоции вокруг проблемы

Ее общественное обсуждение похоже на очередную гражданскую холодную войну. Многим противникам какой-либо помощи ипотечным заемщикам не стоило бы так злорадствовать. Ведь даже если не помогать им – не обязательно еще и пинать. А заемщикам – не стоит с такой ненавистью и злобой обрушиваться на всех остальных. Очень трудно находить поддержку их беде, когда сами бедствующие готовы объявить исчадиями зла всех, кто не готов признать их исключительную правоту.

Наблюдая некоторые дискуссии, невольно вспоминаешь классика: «Чума на ваши оба дома».

Давайте же попробуем услышать друг друга.

И постскриптумом – чем закончится эта история, независимо от споров? К сожалению, видимо, ничем.

Несколько сотен семей получат поддержку от государства. Остальным придется решать проблемы в частном порядке. Государство за минувший год в общем-то дало понять, что проблему особо актуальной не считает. Центробанк выдал «рекомендации» банкам по реструктуризации валютной ипотеки. Но «рекомендации» потому и называются рекомендациями, что к исполнению не обязательны. Сами же банки, зажатые тисками не самых оптимистичных балансов, могут предложить заемщикам лишь два варианта.

Первый – кредитные каникулы. То есть откладыванием проблемы на потом. Авось как-то рассосется. Но это – путь в тупик. Не рассосется. Нефть не отрастет на радость жителям сырьевых стран, а рубль не воссияет над поверженным долларом. Это надо четко понимать.

Второй вариант – конвертация валютного займа в рублевый. С некоторым дисконтом. Полагаю, что предложения банков по подобной конвертации будут колебаться в диапазоне 60-65 рублей за доллар. Не ниже. И тут уже каждому валютному заемщику предстоит для себя решать, потянет он такую конвертацию или нет. Тем, кто способен неким усилием закрыть кредит (предположим, осталась не очень большая сумма) - лучше соглашаться. Для остальных – проблема остается открытой. Жесткий вариант – отдавать квартиру банку и подавать на личное банкротство, чтобы снять с себя непосильное бремя остатка долга по кредиту (если стоимости квартиры не хватает, чтобы его закрыть). Мягкий вариант – продавать все не жизненно важные активы (вторые квартиры, автомобили, дачи), чтобы закрыть или максимально уменьшить кредит.

К сожалению, иных вариантов практически не остается.

Клерк.Ру, 20 февраля 2016

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER