Михаил Сосин: «Банку нельзя отдаляться от клиентов»

06/03/17 00:00
Исполнительный директор Южного регионального банковского клуба Михаил Сосин в интервью порталу Finversia.ru говорит о зачистке банковского сектора, реформе банковской системы и важности личных контактов банкиров с клиентами.

- Михаил Самуилович, есть ли особенности банковского бизнеса на юге России и в чем они заключаются?

- Банковский сектор подчиняется единым законам и правилам ведения бизнеса по всей стране. Поэтому особенности банковского сектора на юге России вызваны скорее особенностями экономики нашего региона. Например, у нас выше доля в экономике предприятий сельского хозяйства, компаний по переработке сельхозпродукции и экспорту сельхозпродукции, чем в среднем по стране. Поэтому среди клиентов банков доля таких предприятий тоже выше среднероссийской.

- А как региональные предприятия переживают экономический кризис, успели ли подстроить бизнес к новым реалиям?

- Наши предприниматели обладают большой гибкостью к тем непростым условиям ведения бизнеса, которые существуют в стране. Но ряд предприятий все же сократили объемы производства, так как не имеют возможности кредитоваться на докризисных условиях. Ставки по кредитам для предприятий малого и среднего бизнеса все еще достаточно высоки.

 В этой связи мне не совсем понятна цель Центробанка как мегарегулятора финансового рынка. Если Банк России хочет заниматься только снижением инфляции, то пусть продолжает нынешнюю политику. А если речь идет о развитии экономики, импортозамещения, то необходимо делать шаги в направлении снижения ставок кредитования - например, снижать ключевую ставку.

- И облегчить предприятиям доступ к кредитованию?

- Да. Предприниматели часто недовольны работой банкиров, говорят об огромном объеме документов, необходимых уже не только при кредитовании, но даже при открытии расчетного счета. Но ведь банкиры только исполняют требования Центробанка, они просто не могут сами сократить этот огромный объем документов, изменить требования, установленные Банком России.

- За последние три года Центробанк отозвал более 300 банковских лицензий. В Ростовской области обанкротились несколько региональных банков с долгой историей – «Донинвест», Стелла Банк, Капитал Банк, закрылись отделения разорившихся федеральных банков. Как курс Центробанка изменил ситуацию на банковском рынке региона?

- Я против такого массового отзыва банковских лицензий. Всегда нужно, в первую очередь, лечить банк, и только в крайнем случае отзывать лицензии. Малые и средние банки, особенно региональные, очень хорошо адаптируются к изменениям в экономике, хорошо знают своих клиентов. И их руководители вовсе не сошли с ума, чтобы выдавать заведомо невозвратные кредиты.

 Возьмем даже криминальный вариант, когда в банке на самом деле проводятся противозаконные операции. Не дело Центробанка заниматься поиском преступников. Для этого есть правоохранительные органы. Когда банку выдавалась лицензия, то сотрудники регулятора тщательно проверяли учредителей и руководителей каждого банка. Все последние годы кураторы от Центробанка присутствуют во многих банках. Каждый банк сдает за год более ста форм отчетности, от ежедневной до ежеквартальной. Почему регулятор не выявляет нарушения на ранней стадии? И сразу можно было бы или поправить банкиров, или передать информацию в правоохранительные органы.

 В случае криминала в банке незаконными операциями занимается очень небольшая группа лиц, чаще всего – несколько человек. В чем же провинились остальные банковские сотрудники? Почему все сотрудники банка должны терять работу, а клиенты банков – терять свои деньги из-за недосмотра сотрудников надзора Центробанка?

К сожалению, политика регулятора, практически, во всех случаях исходит из презумпции виновности банка и его сотрудников. Но ведь нельзя так относиться к банковскому бизнесу, нужно детально разбираться, что не так и кто в этом виноват.

Сейчас планируется закрепить законодательно приоритет профессионального суждения работника регулятора. Возникает вопрос, почему профессионал в отделении Центробанка более профессионален, чем руководитель банка? Почему считается, что банк не в состоянии правильно оценить риски?

- Сейчас изменилось отношение руководителей компаний и вкладчиков к выбору банка?

- Конечно. Когда у банка отбирают лицензию, то предприятия и крупные вкладчики теряют свои средства. После банкротства достаточно крупных банков начался переток клиентов в банки с госучастием и филиалы самых крупных частных банков.

Но даже те клиенты, кто успел забрать свои деньги перед банкротством банка, не застрахованы от их потери! Сейчас временная администрация после отзыва у банка лицензии все чаще подает в суд на тех клиентов банка, которые успели забрать свои деньги. Считается, что они таким образом ущемили права других кредиторов. Это никуда не годится.

- Недавно зампред Центробанка Сергей Швецов рассказал о планах введения запретов на профессию не только для руководителей разорившихся банков, но и для рядовых сотрудников. По вашему мнению, до какого уровня сотрудники банков могут точно знать, что они осознанно участвуют в незаконном выводе активов?

- Я категорически против, если всех работников разорившего банка будут лишать права на профессию. Надеюсь, до этого все же дело не дойдет.

 Надо понять, кто участвовал в цепочке незаконных операций, если она была. Это могут определить только следственные органы и суд.

Если сотрудник банка понимает что происходит в результате его действий и все же проводит незаконные операции, то он должен быть наказан. Но рядовые сотрудники могут вообще не представлять, что происходит в банке в целом. Даже из топ-менеджеров уровня заместителей председателя правления и руководителей департаментов далеко не все участвуют в незаконных операциях и в курсе событий.

 Ведь если даже сотрудники Центробанка, обладая всей информацией о работе банка, не смогли понять, что в банке нарушаются законы, то как это могут сделать рядовые сотрудники банка? Тем более что значительная часть операций вообще проходит сегодня через дистанционные каналы обслуживания.

 Часто в последнее время руководители Центробанка говорят о фальсификации отчетности банкирами. Есть простой вариант решения проблемы, о котором банкиры говорят уже давно. Вся отчетность банков формируется на основе набора определенных основных показателей. Можно было бы передавать в Центробанк этот набор показателей, хоть на ежедневной основе. А уже Центробанк должен был написать программное обеспечение для составления любого необходимого регулятору вида отчетности. Это предложение поддерживают и банкиры, и банковские ассоциации. Снизилась бы нагрузка на банки, сократили бы подразделения по формированию отчетности. Но подобные предложения банкиров не встретили понимания со стороны Банка России. С одной стороны Банк России на словах поддерживает это предложение, а с другой - никаких шагов для его реализации не делает.

- Возможно, сам Центробанк пока не может создать надежно работающие методики анализа отчетности банков для выявления нарушений?

 - Это проблема не банкиров, а самого регулятора. Ведь проблема обсуждается более 10 лет. А при реализации этого предложения проблемы с возможными нарушениями в банках при составлении отчетности были бы сняты.

- Помогут ли развитию банковского рынка планы Центробанка по введению института региональных банков? Должны ли предложенные ограничения на круг операций банков как-то компенсироваться?

- Конечно, должны. Но пока из тех проектов документов, которые были опубликованы Банком России, не видно, чтобы небольшие банки получали сколько-нибудь ощутимую компенсацию за ограничение возможных операций. Да, есть некоторые послабления для банков с базовой лицензией по Базелю-3. Но не думаю, что этого будет достаточно.

Мне кажется важным, чтобы Банком России была четко сформулирована цель реформы банковского сектора. Пока создается впечатление, что это просто завуалированное повышение требований к минимальному размеру капитала банка.

 Думаю, делить банки на три категории – системообразующие, банки с расширенной лицензией и банки с базовой лицензией - не совсем правильно. При проведении такой реформы сегодня существует значительный риск ускорения перетока клиентов в крупные банки. Например, ряд операций банкам с базовой лицензией придется проводить через более крупные банки, платить за это дополнительные комиссии. Это вызовет удорожание операций для клиентов небольших банков.

Кроме того, необходимо уменьшить нормативную нагрузку на банки при кредитовании МСБ, снизить ограничения, установленные регулятором.

- Мне кажется, в обмен на ограничение видов активных операций имеет смысл облегчить работу небольших банков по кредитованию малого и среднего бизнеса.

- Да, это было бы полезно. Но такие меры Центробанком не планируются.

Ведь доступ к дешевым кредитам сегодня затруднен не только компаниям. Региональным банкам самим недоступны дешевые кредитные ресурсы МСП Банка, так как банки не проходят в программы по размеру капитала или другим показателям.

- Есть ли в России будущее у рынка частных инвестиций? Что государство должно сделать для развития рынка частных инвестиций?

- Частные инвестиции должны начинать привлекаться на уровне города или области. Местные власти должны иметь банк перспективных проектов, которые необходимы региону, но средства на которые есть лишь частично. А инвестор должен видеть примерную доходность этих проектов, все возможные риски. Тогда организации и частные лица могли бы инвестировать средства, зная срок окупаемости вложений и возможные дивиденды.

- Кто должен аккумулировать частные инвестиции?

- Если у предприятия есть проект, а у крупного частного инвестора есть деньги, то можно вложить деньги в проект напрямую. Но если это сделать цивилизованно, то должен существовать банк проектов. А из него можно было бы выбирать проект по сроку окупаемости и рентабельности. Средства для объединения частных инвестиций должны аккумулироваться в региональных банках. Может быть целесообразно создание специализированного инвестиционного банка, который будет осуществлять поиск инвесторов для реализации проектов.

- Основная проблема – отсутствие информации?

- Да. Что касается цивилизованного рынка ценных бумаг, то его в масштабах страны можно считать что и нет. На бирже торгуются в основном голубые фишки. Ценные бумаги остальных предприятий ведут себя непредсказуемо. О реальном положении дел на большинстве компаний крайне мало достоверной информации. Акции многих отраслей – тех же банков вообще малоинтересны сегодня инвесторам. Слишком низка рентабельность бизнеса в этих отраслях.

- Южному региональному банковскому клубу недавно исполнилось 4 года. Какие задачи удалось решить клубу, и какие планы у вас на будущее?

- Должен сказать, что в связи с массовым отзывом лицензий мы лишились нескольких членов клуба. Конечно, к нам приходят и новые члены клуба. Сейчас мы объединяем примерно треть банков Ростовской области - как региональных, так и филиалов и оперофисов федеральных банков, которые работают в нашем регионе.

Мы через Ассоциацию региональных банков России даем свои заключения по проектам нормативных документов, законодательных актов, которые разрабатываются на федеральном уровне. Банкиры читают проекты, дают свои замечания, мы их объединяем. Мы даем консультации банкам по всем вопросам банковской деятельности, в том числе и юридическим. Президент клуба Владимир Герасименко является членом совета Ассоциации региональных банков Россия и членом банковского совета при Совете Федерации. Таким образом, у нас есть возможность довести мнение членов клубы до руководства страны.

 Мы сотрудничаем с Управлением налоговой службы по Ростовской области, взаимодействуем и с руководством Департамента экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД Ростовской области. Скоро планируем провести встречу членов клуба с Управлением финансового мониторинга по ЮФО. Накопилось немало вопросов, по которым нужно выработать общие подходы. Например, стоит серьезный вопрос об обратной связи. Банки передают в финмониторинг огромное количество информации по подозрительным сделкам. Но обратной связи нет. Мы не знаем, на самом ли деле проведенные клиентами сделки были сомнительными, нужно ли банкам принимать меры к определенным клиентам.

Приведу пример – раньше при продаже валюты банки заполняли и хранили специальные справки. Планировалось, что эти справки кто-то будет анализировать. В каждом банке стояли эти справки мешками и никому они не понадобились. Поэтому банкирам был бы полезен доступ к базе сомнительных операций и сделок финмониторинга.

- А с отделением по Ростовской области Южного главного управления Центробанка получается наладить сотрудничество?

- Сотрудничество у нас самое тесное. Проблем нет. Но, к сожалению, из-за переноса в Краснодар Главного управления Центробанка по Югу России некоторые вопросы банкирам Ростова и области приходится теперь решать в Краснодаре. Далеко не все можно решить в отделении Южного главного управления Центробанка по Ростовской области. А в свете идущей сейчас реорганизации надзора вообще непонятно, как будут организована новая схема надзора в регионах, и кто будет этот надзор осуществлять.

Представьте себе, что банку при выдаче крупного кредита нужно проконсультироваться по какому-то спорному вопросу с сотрудниками регулятора. Например, сейчас Центробанк во время проверок банков оценку залогового имущества проводит самостоятельно, и его оценка не всегда совпадает с оценкой сотрудников банка и независимых оценщиков. Как согласовывать все это, сколько это времени займет?

 - Сейчас существует тренд на максимальный перевод банковских услуг из отделений в дистанционные каналы обслуживания. А насколько самим компаниям и рядовым россиянам необходимо личное общение с сотрудниками банка при получении услуг?

- По любым услугам банка должно быть хотя бы периодическое общение клиента и сотрудника банка лицом к лицу. Дистанционно банк видит цифры, но не самого клиента. Это верно и для компаний, и для частных клиентов банка. А ведь часто только посмотрев на человека, который приходит открывать счет в банке, опытный специалист может многое увидеть. И в случае появления каких-либо подозрений сразу задать нужные вопросы.

- При личном общении банк может более гибко относиться к клиенту?

- Да. Кроме того, в банке как в любой организации возможны и чисто технические ошибки, так что не только цифры все решают. Беспокоиться о том, что люди приходят в банк не стоит. Другое дело – нужно сделать так, чтобы не было очередей в отделениях.

- Максимум рутинных операций автоматизировать?

- Так это уже в значительной части сделано. Давно работают сети банкоматов, системы интернет и мобильного банкинга. Есть и системы анализа подозрительных дистанционных операций. Но банку ни в коем случае нельзя отдаляться от клиентов.

Ростов-на-Дону.

 

Владислав Лейбов, Finversia.ru, 6 марта 2017

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER