Мотивации мотивированного суждения

22/09/17 11:22
Участники  XV Международного банковского форума «БАНКИ РОССИИ — XXI ВЕК» обсудили вопросы мотивированного суждения на российском финансовом рынке. При этом участники обсуждения ссылались на заключение, которое представил Председатель Совета директоров ПАО КБ «Центр-инвест», профессор, д.э.н. В.В.Высоков.

Банк России опубликовал Доклад для общественных консультаций «Использование в надзорной практике Банка России мотивированного (профессионального) суждения» (далее Доклад).

Приятно констатировать, что в Банке России растет и крепнет самосознание мегарегулятора: проекты нормативных документов разрабатываются не для отдельных сегментов, а основаны на системном подходе и понимании единства финансового рынка.

Чтобы использовать конкурентные преимущества российского мега-регулятора, регулирование рисков участников финансовых рынков и, следовательно, мотивированные профессиональные суждения, на наш взгляд, следует классифицировать по следующим группам, сквозным для всех сегментов рынка: платежные системы, кредитование, инвестиции, страхование, МФО, ПИФы, биржи и т.д.

- Риски сегментов финансового рынка  – установление требований к минимальному капиталу участников в каждом сегменте.

- Операционные риски – установление требований к достаточности капитала в каждом сегменте.

- Стратегические риски – соответствие бизнес-модели выбранному сегменту рынка

- Риски ликвидности – требования к соотношению активов и обязательств.

Бизнес-модели финансовых групп должны оцениваться не по средним, а по максимальным рискам, а переток ликвидности должен осуществляться через открытый рынок. В этом случае каждый участник быстро найдет наиболее предпочтительную для себя нишу, а кросс-финансирование проектов станет невыгодным.  

Еще одна приятная констатация, что в Банке России все чаще рождаются документы, по крайней мере, проекты документов, основанные не на административно-командных стереотипах, а на более современных, неоклассических подходах.

 

1. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ИНСТИТУТА МОТИВИРОВАННОГО (ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО) СУЖДЕНИЯ

В российском менталитете прочно утвердилось, что мотивированное суждение – это «глас небесный» в устах выше сидящего руководства. Нередко с помощью мотивированного суждения продавливаются ангажированные решения в корыстных интересах, что вызывает отторжение таких решений со стороны индустрии и законодателей.

В экономике не бывает однозначно оптимальных решений и мотивированное суждение должно быть инструментом выхода из положения «буриданова осла» среди равноправных точек зрения. Поэтому «определение мотивированного (профессионального) суждения: аргументированная профессиональная оценка регулятора, применяемая в дополнение к формализованным требованиям или при их отсутствии, которая основана на анализе совокупности качественных и количественных показателей и приоритете экономического или фактического содержания над юридической формой», на наш взгляд следует дополнить «для однозначной оценки рисков при наличии разных точек зрения».

Международный опыт

Появление Доклада связано с рекомендациями Международного валютного фонда и Всемирного банка для регуляторного процесса относительно внедрения механизма мотивированного (профессионального) суждения в работу мега-регулятора. Приведенные в Докладе примеры прекрасно иллюстрируют, что  мотивированные (профессиональные) суждения дают эффект (сокращение издержек, периодичности проверок, надзорной информации за счет концентрация надзора на рисках) только тогда, когда  регулятор осуществляет свои полномочия «ответственно, честно и постоянно», а его полномочия уравновешены гарантиями прозрачности и разумности используемых процедур.

Из мировой практики следует, что:

- мотивированные (профессиональные) суждения должны носить не карательный, а превентивный характер, сопровождаться разработкой руководств, инструкций, рекомендаций и методических материалов для участников финансового рынка и внутренних документов регулятора;

- регулятор должен формировать суждение о риск-профиле поднадзорной компании и не нагнетать, а смягчать надзор для низкорискованных участников;

- мотивированное суждение должно учитывать ранее проведенные надзорные мероприятия, направленные предписания/рекомендации, протоколы встреч с представителями поднадзорной организации в соответствии  с принципом «соблюдай или объясняй», «comply or explain».

- у любого надзора достаточно полномочий, что проверить соразмерность характера и масштабов деятельности уровню принимаемых рисков, наличие внутренних документов, распределение полномочий, внутреннюю согласованность процедур, прозрачность, вовлеченность высшего менеджмента. Если этой информации недостаточно, то мотивированное (профессиональное) суждение должно содержать требование о предоставлении дополнительных данных, а не опираться на домыслы и вымыслы.

В мировой практике большую роль играет еще и уровень принятия мотивированного (профессионального) суждения. В Республике Беларусь, например, такие решения принимаются Правлением Национального банка.

Национальные особенности мотивированных суждений

В практике командного руководства прочно ужились «мАтивированные» суждения: «в бараний рог, в кузькину мать», «мы посоветовались и я решил»,  «я – начальник, ты – не факт», «мы собрались здесь узким кругом ограниченных людей». В реальной экономике есть масса задач, которые не имеют однозначного решения – это задачи векторной оптимизации, наиболее популярно описываемые на примере оптимального выбора жениха: «умный vs. красивый». Даже когда для такого выбора привлекается «сила коллективного разума», то «единственно правильного» решения  может и не быть, поскольку у бабушки, мамы и дочки не совпадают принципы оптимального выбора. Но решения, которые реализуются – это, чаще всего, лучше, чем бесконечное «откладывание на потом». Именно с этих позиций следует поддержать механизм использование в надзорной практике Банка России мотивированного (профессионального) суждения. При этом надо учитывать риски и командного подхода, и противоправного использования таких решений.

«Позвоночное право». Призывы, просьбы, требования руководителей любого ранга довели до банкротства немало банков, и гораздо меньше – самих начальников до уголовных дел.

Монетизация мотивированного суждения. Пункт нормативного документа может ослабить или усилить любое ограничение, что, в свою очередь, в решении задачи оптимизации вызовет рост/падение дополнительных доходов. Уже этого факта достаточно для благодарности тому, кто подписал такой документ. Нередко статус правообладателя подписи становится самостоятельным бизнесом, и тогда основным мотивом профессионального суждения становится: «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать».

Заказы рейдеров/конкурентов. Ошибка в рейтинге повышает бонусы рейдеров, и у них появляются дополнительные источники для мотивировки профессионального суждения.

Честь мундира. Даже в самом профессиональном суждении могут быть ошибки. Настоящие профессионалы не боятся признавать свои ошибки, но страх лишиться прав на мотивированные суждения ставит всю регуляторную вертикаль в положение «своих не сдаем».

Соревнование параноиков. Кампании по зачистке рынков от недобросовестных игроков на каждом уровне, в каждом кресле формируют дискомфорт от того, что у меня не «как у всех» и заставляют искать черную кошку в темной комнате.

Макиавеллевские мотивации чаще всего убивают рынок, поскольку безнаказанность одних не стимулирует к легальной работе всех остальных.

С другой стороны, приведенные в Докладе примеры надзорной практики хорошо иллюстрируют проблемы связанные с

- использование связанных сторон для обхода установленных ограничений по размерам инвестиций и максимальным рискам;

- торговля статусом и лицензиями;

- использование подставных лиц;

- предоставление недостоверной информации;

- искажение цен активов и обязательств;

- конфликт интересов;

- недобросовестное исполнение обязательств.

 Управление рисками мотивированных суждений.

Действия и интерпретация.  Лучшая мировая практика показывает, что указанные выше национальные особенности и риски – отнюдь не обязательные элементы механизма мотивированных суждений. Самое простое правило гласит: не только не совершайте противоправных действий, но действий, которые могут быть интерпретированы как нарушение норм закона и морали.

Кодекс корпоративного поведения. Даже лучшие формулировки законов могут быть неоднозначно истолкованы. Кодекс корпоративного поведения (и связанные с ним документы) всего лишь дают однозначное толкование, что позволяет уйти от бессмысленных дискуссий и сразу действовать по  установленному однозначному алгоритму.

Мотивированные суждения – в правила! Какими бы ни были прекрасными профессиональные суждения, они должны закрепляться в правилах и процедурах. Более того, такие суждения можно и должно использовать как прецедент.

В свете изложенных позиций и примеров воспользуемся предложением регулятора и перейдем к рассмотрению предложенных в Докладе положений.

Вопросы:

1. Какие из обозначенных выше областей Вы считаете наиболее важными в целях внедрения (расширения) права Банка России на применение мотивированного (профессионального) суждения на первом этапе?

В окончательном варианте будет полезным усилить системность и отразить ее в последовательности сфер мотивированных (профессиональных) суждений:

- допуск организаций на финансовый рынок;

- оценка активов и обязательств;

- качество управления рисками и внутреннего контроля;

- определение связанных сторон и групп;

- исполнение фидуциарной обязанности

 

2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СВЯЗАННЫХ СТОРОН И ГРУПП

На региональном, национальном и глобальном уровнях уровне финансовый рынок – единая экосистема, связанных между собой участников и ресурсов. Проблема связанных сторон в том, что:

- операции между отдельными участниками рынка осуществляются не на рыночных, а на эксклюзивных условиях;

- кросс-финансирование проектов искажает реальные риски;

- сложные схемы финансирования создают условия для несанкционированного вывода активов.

С учетом этих рисков и неоднозначности определения взаимосвязей между участниками рынка и требуется использовать мотивированное суждение. Идеальной является ситуации, когда каждый участник действует самостоятельно и его риски прозрачны, понятны и рынку, и регулятору. Такую ситуацию можно достичь, если оценивать риски любой группы не по консолидированным показателям, а по максимальным рискам. Через полгода все консолидированные группы разобьются на соответствующие сегменты и проблема для финансовых групп будет решена.

Со связанными сторонами ситуация сложнее. В актах проверок можно найти примеры «мотивированных суждений», когда:

- заем индивидуального предпринимателя в 5 млн. рублей рассматривался как возможный кредит учредителям для взноса в уставный капитал в 500 млн. рублей;

- заключение оценщика отвергалось по причине, что его офис и офис филиала банка  находятся в одном бизнес-центре, вместе с еще 500 фирмами и офисами других банков.

Если учесть, что «счастье не в деньгах, не в их количестве, а в скорости их обращения», то любые замкнутые операции оборота денег и товаров должны рассматриваться как  операции между связанными сторонами. Панацея от этой паранойи: рыночный характер операций! Если сделки совершались по ценам, близким (+/- 20%) к рыночным, то даже при наличии взаимосвязей сторон нет оснований для дискуссий и негативных мотивированных (профессиональных) суждений. Во многих случаях рынок просто отсутствует, тогда такая сделка должна считаться «между связанными сторонами», и проходить все процедуры, установленные действующим корпоративным законодательством.

Жесткость такого подхода позволит уже на начальной стадии связанным сторонам учитывать риски по максимальному значению для всех участников связанной цепочки, и, после здравого размышления направлять свободные денежные средства на рынок. Избыток ликвидности позволит найти средства следующему участнику цепочки на этом рынке.

Доверительные отношения очень трудно формализовать. Люди должны доверять друг другу. Но когда происходит монетизация дружеских отношений, и мотивированное суждение, и регуляторные методы должны жёстко пресекать этот процесс. В качестве профилактической меры должен работать принцип: каждый участник рынка имеет право рынка имеет право задать любой вопрос любому участнику, каждый добросовестный  участник обязан дать исчерпывающий ответ. Когда этот ответ неискренен, у регулятора есть все основания рассматривать ситуацию как предоставление недостоверной отчетности. Именно такой подход используют аудиторы при проведении аудита по МСФО.  

Вопросы:

1. Поддерживаете ли вы определение связанных лиц на первом этапе на основе МСФО? Какие иные критерии фактической связанности вы предлагаете использовать?

Да, и необходимо использовать результаты МСФО для мотивированных (профессиональных) суждений.

2. Считаете ли вы полезным разработку Банком России документа, содержащего признаки возможной связанности лица (лиц), для некредитных финансовых организаций по аналогии с Указанием Банка России от 17.11.2016 No 4203-У в дополнение к МСФО?

Да, такой документ необходим.

3. Согласны ли вы с тем, что применение Банком России мотивированного (профессионального) суждения при определении связанных сторон и групп позволит снизить размер принимаемых финансовыми организациями рисков?

Без строго регламентированного, прозрачного механизма с персональной ответственностью авторов мотивированные (профессиональные) суждения станут инструментом передела рынка, недобросовестной конкуренции, коррупции. Гораздо больший эффект даст оценка рисков группы по максимальному риску каждого участника на финансовом рынке. Участники выбирают свои сегменты, прекращается кросс-финансирование, свободная ликвидность направляется на рынок, снижается возможность вывода активов.

 

3. ДОПУСК ОРГАНИЗАЦИЙ НА ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК

Бизнес-план 

Для работы на разных сегментах финансового рынка необходимо подтвердить свою жизнеспособность, т.е. способность генерировать доход,  достаточный для воспроизводства с учетом рисков. Традиционно таким документом является стратегия или бизнес-план.  Комплексная оценка бизнес-плана на этапе входа в рынок включает: анализ рынка, трендов, рисков и возможностей. Показатели одного и того же бизнес-плана можно (и нужно) структурировать разными способами (в других разрезах): по клиентам, продуктам, операциям, технологиям, финансовым показателям, индикаторам  нефинансовой отчетности. Но во всех способах классификации показателей главным остается требование сбалансированности по ресурсам, срокам и исполнителям.

В условиях волатильности рынков стратегии стали представлять не в цифрах, а в терминах концепций или описаниях бизнес-модели. В любом описании стратегии (цифровом, формальном, электронном, вербальном) специалисты всегда в состоянии оценить жизнеспособность бизнес-модели. Потребность в мотивированном суждении может возникать при расхождениях в оценках ситуации, трендов, проблем и предлагаемых решений. Эти расхождения решаются проверкой бизнес-модели на вариантных расчетах, стресс-тестировании, анализе чувствительности переменных.

Для каждого сегмента финансового рынка можно использовать стандартные модели и сравнивать бизнес-планы/стратегии претендентов и новых участников. Важно, чтобы бизнес-план и стратегия, подготовленные для работы в одном сегменте рынка, не выходили за пределы регуляторных параметров именно для этого сегмента.

Деловая репутация 

Одной из ключевых проблем допуска на рынок является квалификация и добросовестность собственников и менеджмента. Формальные квалификационные требования, как это указано в докладе, действительно не играют решающей роли. В практике российских реформ есть примеры когда вновь назначенные менеджеры за два дня проходили годичные курсы и получали удостоверения и допуски специалистов по управлению объектами с повышенными техногенными рисками. Когда негативные факты вскрываются после того, как уволенный работник занял руководящий пост в другой финансовой организации, процедура увольнения требует непростых решений и регулятора, и новых собственников.  Попытки ввести запреты на профессию участников финансового рынка завершились созданием «черных списков» банковских работников. Надо сделать такие списки официальным открытым документом, тогда все, кто будет пользоваться услугами «запрещенных специалистов», будут рассматриваться как нарушители законодательства.

Среди репутационных рисков следует указать, что собственники и руководители финансовых организаций, получивших государственную поддержку ограничиваются в правах (в частности, выезд за рубеж), и включаются  в открытой список «запрета на профессию» в случае не выполнения обязательств по использованию средств государственной поддержки.  

Эти же правила должны распространяться и при осуществлении контрольно-надзорных функций, «и при выдаче согласия Банка России на назначение должностного лица, на проведение финансовой организацией реорганизации, на приобретение акций (долей) финансовой организации, на установление контроля в отношении акционера (участника) финансовой организации».

«В целях оценки источников средств приобретателя финансовой организации, а также признания деловой репутации неудовлетворительной мотивированное (профессиональное) суждение может применяться, в частности, с учетом информации»: иностранных регуляторов, СРО, «полученной из иных публичных и непубличных источников». Опасно, если сплетни и фейковые новости становятся источником «мотивированного» права.

Вопросы:

1. В каких еще случаях помимо перечисленных вы считаете целесообразным использовать мотивированное (профессиональное) суждение при допуске на финансовый рынок?

Любое отклонение от установленных официальных требований при допуске на финансовый рынок должно оформляться мотивированным суждением: с оформлением акта разногласий сторон и подписываться первым заместителем Председателя Банка России.

2. Целесообразно ли использовать мотивированное (профессиональное) суждение в отношении системы внутреннего контроля и управления рисками при получении лицензии (допуске на финансовый рынок)?

Оценка системы внутреннего контроля и управления рисками на стадии получения лицензии может и должна производится в рамках стандартных регуляторных требований и рекомендаций регулятора. Отказ от этих рекомендаций – достаточное основание для отказа в выдаче лицензии.

3. Какие, по вашему мнению, критерии и подходы целесообразно использовать при осуществлении процедур допуска на финансовый рынок, включая оценку деловой репутации и финансового положения учредителей, органов управления/должностных лиц организации?

Оценка деловой репутации и финансового положения учредителей – достаточное требование, которое нужно и должно применять при допуске лицензии. Но эта процедура должна быть публичной, прозрачной и включена в регламент получения лицензий.

4. Согласны ли вы с тем, что применение Банком России мотивированного (профессионального) суждения при допуске организаций на финансовый рынок позволит предотвратить либо существенно снизить риски допуска на финансовой рынок организаций, изначально планирующих использовать статус финансовой организации в целях осуществления незаконной деятельности, нарушения прав потребителей финансовых услуг, а также снизить риски добросовестных финансовых организаций, в отношении которых в настоящее время возможно применение мер надзорного реагирования исключительно по формальным основаниям?

Скорее всего, мотивированное суждение, если оно не будет публичным и прозрачным, станет прикрытием для получения лицензий лицами, не соответствующим требованиям регулятора и участников рынка, но обладающим административным ресурсом.

 

4. ОЦЕНКА АКТИВОВ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Административный подход в оценке капитала, активов, обязательств исходит из слепой веры в существование единственно правильной («объективной», «научно обоснованной») оценки. С точки зрения современных научных взглядов такой оценки просто не существует. Одним из доказательств является обязательное требование отражения в отчете оценщика расчетов по меньше мере тремя способами: на основе рынка, на основе затрат (балансовой или восстановительной стоимости), на основе дохода (капитализации или  дисконтирования денежных потоков). В реальной жизни ситуация еще сложнее, поскольку продавец и покупатель просто обязаны по-разному видеть цену будущее предлагаемого актива. Роль регулятора в этих отношениях – информирование сторон не о профессиональном, а о типичном представлении рынка относительности цены актива. Но даже в этом случае нельзя исключить, что найдутся желающие использовать свою оценку.

Case study 1

У банка есть совместный актив с международной финансовой организацией: теплоснабжающая организация, признанная международными экспертами лучшей в Центральной и Восточной Европе. Совместная инвестиция должна была стать примером эффективности  в коммунальную теплоэнергетику. Реформа теплоэнергетики в России не пошла, тарифообразование осталось затратным. Но теплоснабжающая организация провела модернизацию и стала единственным предприятием в муниципалитете, выполняющим свои функции при любых погодных условиях.  По рекомендациям международных аудиторов банк начал формирование резервов по данной инвестиции.

Case study 2

В борьбе за актив, находящейся в залоге у банка столкнулись две административно-силовые группировки. Конфликт приобрел публичный характер: уголовные процессы, суды, аресты руководителей, реальные сроки наказаний. Идя на поводу у сторон конфликта, специалисты регулятора потребовали от банка создать дополнительные резервы в течении «одного дня». Используя судебные процедуры банк оттянул срок исполнение этого решения, начал формировать резервы по графику. К этому времени стороны конфликта стали терять административный ресурс. Актив стал инвестиционно-привлекательным для иногородних и иностранных инвесторов, банк успешно реализовал свои залоги.

При оценке капитала, активов, обязательств регулятор имеет право и обязан высказать свое мнение о рисках, участники рынка обязаны создать дополнительные резервы в соответствии с рекомендациями регулятора, формирование резервов должно проходить по согласованному графику, а не использоваться в качестве средства давления на участника рынка в рейдерских войнах.

Case study 3 

По российским стандартам бухгалтерского учета земля не подлежит переоценке. По международным стандартам такая оценка должна производится регулярно. Впервые узнав об этой возможности, банк обрадовался. Но завышение цены недвижимости в одном периоде может смениться резким падением в следующем. В результате была выбрана разумная осторожная политика переоценки и  капитализации собственности на землю в центре города.

Case study 4 

Оценка качества кредитного портфеля зачастую завышается финансовой организацией, но последующая корректировка этой оценка рынком, отражается в стоимости фондирования такого участника.

В любом случае опыт МСФО (IFRS) 13 «Оценка справедливой стоимости» с обязательным указанием источника информации будет использован для оформления мотивированного суждения. Любые расхождения в оценке участника рынка и регулятора должны оформляться протоколом разногласий. Принимаемые меры в результате такого суждения могут быть оправданными «лишь при наличии достаточных оснований для его применения».

Вопросы:

1. С какими случаями необходимости применения собственного суждения вы сталкивались при оценке активов и обязательств в рамках составления отчетности по МСФО?

Любая оценка активов и обязательств индивидуальна. Есть «граница сверху» цены для покупателя и «граница снизу» для продавца. Лучшая оценка достигается на кривой безразличия, когда совершение сделки и отказ от сделки равнопривлекательны. Хорошим примером оценки является симметрия цен для каждого из участников сделки.

2. Какие критерии активного рынка вы используете для оценки степени активности рынков финансовых инструментов? С какими проблемами вы сталкиваетесь при определении критериев активного рынка и последующем определении степени активности рынков финансовых инструментов на основе таких критериев?

Доходность, риски, время. Определение верхней/нижний границы по каждому из этих показателей, сочетаниям этих показателей и строго соблюдение лимитов «stop losses».

3. Считаете ли вы, что привлечение Банком России независимых экспертов для проведения переоценки активов (обязательств) будет способствовать повышению качества соответствующей оценки?

Эксперты – люди безответственные, поскольку не несут материальной ответственности за свои оценки. Современные технологии позволяют получить мнение участников рынка, которые готовы купить/продать по предлагаемой цене. Даже если все участники рынка играют на понижение, всегда найдется уровень оценки привлекательный хотя бы для одного участника. В ряде случаев приме активов на баланс участника рынка является способом спасти активов от недобросовестных конкурсных управляющих, рейдеров, конкурентов. Лучший эксперт – запрос информации с рынка с помощью современных информационных технологий.

4. Что, по вашему мнению, является более эффективным способом минимизации недобросовестных практик по завышению стоимости активов и занижению стоимости обязательств: внедрение Банком России жестких ограничений на уровне нормативных актов или применение для таких целей инструмента мотивированного (профессионального) суждения?

Ни то, и не другое. Правильная оценка определяется только ценой совершенной сделки. Банк России должен быть заинтересован в ликвидности и доходности активов участника рынка для выполнения обязательств перед вкладчиками. К сожалению, основные интересы и мотивации сотрудников Банка России нередко связаны исключительно с сохранением своего статуса. В этом случае, и регуляторные нормативы, и мотивированные (профессиональные) суждения ориентируются на позавчерашние инструкции, а не на оценку перспектив  развития.

 

5. ОЦЕНКА ИСПОЛНЕНИЯ ФИДУЦИАРНОЙ ОБЯЗАННОСТИ

Основные участники финансового рынка – это посредники между главным инвестором – населением и бенефициарами инвестиций. Поэтому главным приоритетом регулирования и надзора является приоритет «защиты прав потребителя финансовых услуг от недобросовестных действий и злоупотреблений финансовых организаций”.  К сожалению, нередки факты, когда недобросовестные действия и злоупотребления совершают сами потребители: и население, и юридические лица. Если следовать формальной логике, то мотивированное (профессиональное) суждение, например, должно не рассматривать вклады как источник финансирования долгосрочных проектов, поскольку в рамках действующего законодательства вкладчик имеет право отзыва вклада в любой момент, независимо от сроков, указанных в договор вклада.

Зарубежные регуляторы достаточно четко диагностируют неисполнение фидуциарной ответственности как результат конфликта интересов. В лучшей мировой практике достаточно подробно описаны ситуации конфликта интересов, и возможности их разрешения в рамках как закона, так и кодексов корпоративного поведения. Если для выявления конфликта интересов требуется «вскрытие», это означает, что регулятору нужны не терапевты из надзора, а патологоанатомы из правоохранительных органов.

Основное нарушение фидуциарной ответственности связано с финансированием своих собственных проектов акционерами финансовых организаций. Как образно признался один из таких российских акционеров «Банки – это патроны для моих проектов!». Большинство проектов в Российской Федерации реализуются государством, и государство нередко пренебрегает своей фидуциарной ответственностью. На свободном рынке остается небольшая часть проектов, но их риски можно уменьшить только в случае прямого управления этими проектами. В этом случае регулятору достаточно оценивать масштабы связанных сторон. Осознавая масштабы проблем в инвестиционной практике Банк России ввел норматив Н25 и льготную шкалу его использования. Одновременно, были введены ограничения по кредитованию банками оборонных предприятий, по использованию средств государственной поддержки агробизнеса, малого бизнеса. Все эти меры приводят к конфликту интересов, нарушению фидуциарной ответственности, прежде всего в государственных банках и компаниях. Для понимания этого не требуется мотивированных суждений, они очевидны.

Для предотвращения конфликта интересов достаточно раскрытия информации о потенциальном конфликте интересов, даже если эти сделки совершались на рыночных условиях. При это важно не только не создавать такие конфликты, но и не совершать действия, которые можно интерпретировать как наличие конфликта интересов. Предлагаемые в Докладе критерии для оценки конфликта интересов: «инвестиционная и экономическая целесообразность и адекватность сделки, обеспечение наилучших ее условий (общие затраты, выбор инфраструктуры и стороны по сделке), приоритетности по сравнению с другими операциями финансовой организации, разумность и добросовестность действий, а также надлежащий учет индивидуальных потребностей клиента (риск-аппетит, профиль обязательств, горизонт инвестирования и прочее)”, - могут и должны использоваться как стандартные требования регулятора. Их «упаковка» в мотивированные суждения создает условия для криминализации таких суждений.

Вопросы:

1. С какими примерами реализации конфликта интересов в рамках осуществления фидуциарных обязанностей вы сталкивались на финансовом рынке? Какие направления деятельности финансовой организации, с вашей точки зрения, требуют добросовестности исполнения фидуциарных обязанностей?

Практически вся инвестиционная деятельность государственных и около государственных структур с трудом интерпретируется как целесообразная.

2. Считаете ли вы, что установление в нормативных актах Банком России правил, направленных на внедрение принципов соблюдения фидуциарной ответственности и обязательного раскрытия конфликта интересов (в том числе потенциального), позволит повысить уровень осмотрительности и разумности при осуществлении деятельности финансовой организации в интересах клиентов? Будет ли это способствовать развитию добросовестных практик на финансовом рынке?

Ключевой проблемой остается введение суждений о фидуциарной ответственности для всех участников рынка. Именно неравное отношение к конфликтам интересов для разных групп участников рынка является ключевым фактором неразвитости российского финансового рынка.

3. Назовите причины, препятствующие применению мотивированного (профессионального) суждения со стороны Банка России при анализе потенциального конфликта интересов при осуществлении деятельности финансовой организации в интересах клиента?

Боязнь Банка России применять мотивированное суждения для всех участников рынка.

4. Какие, по вашему мнению, критерии целесообразно использовать при оценке сделок финансовой организации на предмет соблюдения принципа фидуциарной ответственности?

Для соблюдения принципа фидуциарной ответственности достаточно ввести в стандарты регуляторных требований  указанные в докладе критерии оценки: «инвестиционная и экономическая целесообразность и адекватность сделки, обеспечение наилучших ее условий (общие затраты, выбор инфраструктуры и стороны по сделке), приоритетности по сравнению с другими операциями финансовой организации, разумность и добросовестность действий, а также надлежащий учет индивидуальных потребностей клиента (риск-аппетит, профиль обязательств, горизонт инвестирования и прочее)».

 

6. ОЦЕНКА КАЧЕСТВА СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ И ВНУТРЕННЕГО КОНТРОЛЯ

В Докладе справедливо отмечается, что «в настоящий момент для большинства участников финансового рынка разработаны требования к системам управления рисками и внутреннего контроля». «При этом нормативные документы регулятора не должны отвечать на вопрос, как именно должна каждая конкретная компания организовать указанные системы и включать информацию о том, что должна сделать организация в тот или иной момент времени, чтобы обеспечить непрерывность своей деятельности». В результате «на практике встречаются ситуации, когда финансовая организация обеспечивает только формальное соблюдение требований законодательства».

Таким образом, регулятор устанавливает формальные требования, за которые он не хочет отвечать,  и сетует, что «оценка регулятором качества систем управления рисками и внутреннего контроля невозможна без применения инструмента мотивированного (профессионального) суждения».  Суждения нужны для оценки того «насколько органы управления вовлечены в процесс, как фактически управляются наиболее значимые риски, как организация планирует обеспечивать непрерывность деятельности и насколько адекватны ее планы по восстановлению деятельности». Подобные задачи выглядят еще более странно с учетом приводимых примеров на стр. 29.  («Указание Банка России от 7.12.2015 No3883-У «О порядке проведения Банком России оценки качества систем управления рисками и капиталом, достаточности капитала кредитной организации и банковской группы» и письмо Банка России от 10.04.2014 No06-52/2463 «О кодексе корпоративного управления»).

То есть нормативные документы есть, но Банк России не может их использовать. Более того, есть факты, когда попытка запроса о Кодексе корпоративного поведения сотрудниками самого Банка России была встречена полным непониманием. В этой связи вызывает удивление, что мотивированные суждения запрашиваются для Банка России, а базовые стандарты  «в части систем управления рисками и внутреннего контроля, а также корпоративного управления, и контроль их соблюдения» могут разрабатываться саморегулируемыми  организациями (СРО). В этом случае логично именно за СРО и закрепить право выносить мотивированные (профессиональные) суждения.

Удивительно, что наряду с вопросами управления рисками и внутреннего контроля не запрашивается мотивированные суждения для комплаенса. Контроль соответствия действующему законодательству – во всем мире, в том числе и в России включен в число основных требований к финансовым организациям. С точки зрения комплаенса мотивированные суждения должны учитываться участниками финансового рынка либо по принципам «прецедентного права», либо отражаться в развитии действующего законодательства.

Вопросы:

1. Если в вашей компании организованы системы управления рисками и внутреннего контроля, считаете ли вы функционирование таких служб достаточно эффективным, имея в виду сопоставимость затрат на управление рисками с эффектом от выявления рисков на ранней стадии и возможность их минимизации?

Банк «Центр-инвест» благодаря сотрудничеству с международными финансовыми институтами, зарубежными партнерами создал и использует одну из лучших в России систем управления рисками, которая подробно описана в книге «Трансформационный банкинг: made in Russia» 

Эта система многократно протестирована в рамках обследований международных финансовых институтов и ведущих российских и зарубежных банков, неоднократно была представлена на международных и российских конференциях.

2. Каким образом ваша компания оценивает эффективность и качество систем управления рисками и внутреннего контроля?

Система управления рисками и внутреннего контроля являются конкурентным преимуществом банка «Центр-инвест»: поскольку комплаенс, внутренний контроль и управление рисками учитывают не только требования российского законодательства, но и лучшую мировую практику, а также собственный практический опыт успешного прохождения глобальных и национальных финансовых кризисов.

3. Какие, по вашему мнению, критерии целесообразно использовать при оценке систем управления рисками и внутреннего контроля?

Система управления рисками, внутренний контроль и комплаенс относятся к издержкам бизнеса, но при этом они снижают риски финансового результата. Долгосрочный финансовый результат является достаточным критерием оценки эффективности этих систем.  

 

7. ПРОЦЕДУРА ПРИМЕНЕНИЯ МОТИВИРОВАННОГО (ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО) СУЖДЕНИЯ ПРИ ВЫЯВЛЕНИИ БАНКОМ РОССИИ НАРУШЕНИЙ

Целью применения мотивированного (профессионального) суждения является:

- выявление нарушений

- идентификация областей риска

- доведение требований о принятии превентивных мер.

Что из этого перечня сегодня не может использовать Банк России? Что мешает в рамках действующих процедур быть понятным, прозрачным, и вести конструктивный диалог с поднадзорными организациями? Почему несмотря на «зачистку» финансового рынка остаются открытыми вопросы доверия и уважения к регулятору. Кто должен понимать «высокий профессионализм и компетентность его сотрудников»?  Почему остаются вопросы законности и обоснованности принимаемых Банком России решений?

Case study 5

Добросовестный преподаватель верен принципу: «Если студент получил двойку – это не он дурак, а я плохо объяснил».

В Докладе приводятся примеры зарубежной практики, которые дают очень простой ответ на все эти вопросы – обеспечение диалога регулятора и финансовой организации. Регулятор и участники рынка должны слушать и слышать друг друга.  При наличии диалога становится возможным:

- согласовывать сроки принимаемых регулятором и финансовой организацией  мер;

- запрашивать дополнительную информацию;

- проводить консультации и анализ на основе принципа «четырех глаз».

На практике, к сожалению, сотрудники регулятора считают допустимым отказ в продлении сроков подготовки ответов, делают секретными протоколы даже совместных встреч.

По мнению авторов Доклада рассматривать мотивированные суждения должен Комитет банковского надзора (Комитет финансового надзора).

Правильно, что:

- «согласованный финансовой организацией план устранения нарушения фиксируется в протоколе»;

- «требование об устранении нарушения в зависимости от вида выявленного нарушения может содержать пояснения относительно порядка его устранения»;

- а финансовая организация «вправе обжаловать предписание об устранении нарушения в предусмотренный им срок», и «направить возражение Председателю Банка России»;

- Председатель Банка России вправе создать комиссию для рассмотрения конкретного случая, имеющую право  согласиться/не согласиться с ранее принятым решением о нарушении;

- решение должно быть опубликовано на сайте с приведением содержательной части.

Вопросы:

1. Какие, по вашему мнению, критерии целесообразно рассмотреть в целях отнесения конкретного случая к потенциально значительному или незначительному нарушению в рамках обозначенных в докладе областей применения мотивированного (профессионального) суждения?

Вопрос о значительности конкретного случая должны устанавливать авторы мотивированного (профессионального) суждения.

2. Поддерживаете ли вы публикацию решений, принятых на основании мотивированного (профессионального) суждения, на сайте Банка России с подробным изложением каждого конкретного случая (включая наименование организации и меры воздействия)?

Да, в обязательном порядке. Страна должна знать своих героев, в том числе и авторов мотивированных (профессиональных) суждений.

3. Насколько, по вашему мнению, полезна разработка методических рекомендаций на основе опыта применения Банком России мотивированного (профессионального) суждения?

Достаточно процедуры, требующей внесение соответствующих изменений в нормативные документы регулятора не позднее 3 месяцев с момента принятия решений на основе мотивированного (профессионального) суждения.

4. Считаете ли вы возможным привлечение поднадзорной организацией независимых экспертов (в том числе представителей саморегулируемых организаций) при проведении встреч, а также обжаловании решений, принятых на основании мотивированного (профессионального) суждения?

Да, такие эксперты будут полезны.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поэтапное введение практики мотивированного (профессионального) суждения – не лучший  путь, напоминающий обрезание хвоста кошки по частям. Следует доработать необходимую нормативную базу, чтобы такое суждение стало действительно инструментом выхода из непримиримых противоречий и не стало еще одним механизмом «ручного управления».

Вопросы:

1. Какие из областей применения мотивированного (профессионального) суждения по итогам рассмотрения настоящего доклада вы считаете наиболее приоритетными с точки зрения добросовестных практик ведения бизнеса?

Мотивированное (профессиональное) суждение участников финансового рынка о деятельности регулятора.

 

Профессор, д.э.н. Высоков Василий Васильевич
Председатель Совета директоров ПАО КБ «Центр-инвест»
Член Совета Ассоциации «Россия»,
Председатель Комиссии Общественной палаты Ростовской области
по развитию экономики, предпринимательства и инноваций

 

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER